Евгения Борисенко: «Первую татуировку я сделала в 18 лет. Мама плакала»

Фото: Евгения Жидкова
Пирсинг, тату, тоннели в ушах... Омичка-медик с неформальной внешностью рассказала, как на нее реагируют пациенты.

 

— Когда ты сделала первую татуировку? И, как сейчас любят спрашивать (и многие носители тату терпеть не могут этот вопрос), вкладываешь ли ты какой-то смысл в изображение?

 

— Я была неформалом с детства, очень хотелось ярко выглядеть. Мне нравилась культура татуировок и, когда на восемнадцатилетие родители подарили деньги, я сразу же записалась в салон. Первое тату — сакура на ноге. Мой друг скинул несколько эскизов, и меня очень вдохновили эти розовые цветы. Японская романтика близка мне еще с тех времен, когда по телевизору показывали аниме «Сейлор Мун». Кроме того, сакура символизирует быстротечность жизни. И тогда, и сейчас я придерживалась кредо: нужно жить здесь и сейчас, ведь все может очень быстро закончиться. Поэтому нужно наполнять каждый день потрясающими событиями.

 

— Как отреагировали близкие? Все-таки, 18 — довольно юный возраст.

 

— Маме я, конечно, не сказала о своем решении. Первое время скрывала татуировку. Потом показала. Мама плакала, ругалась. Спрашивала, зачем мне это, как это будет выглядеть в старости — в общем, стандартные аргументы людей консервативного склада, которые против тату. Тогда меня еще заботило чужое мнение, однако останавливаться я не собиралась. Эту татуировку я делала около 2,5 лет — сначала она была от колена до щиколотки, сейчас — от начала бедра и до ступни.

 

Фото: Марина Щеглова

 

— В области декольте у тебя довольно смелая и масштабная татуировка. Почему машина?

 

— Хотелось что-нибудь в стиле Old School. Показала другу-татуировщику эскиз с цветами и машиной в центре, сказала: «Хочу что-нибудь вместо машины». А он сказал: «Машина — это тоже классно». И предложил мне выбрать марку. В сериале «Сверхъестественное», которым я тогда увлекалась, герои ездили на Chevrolet Impala. Я подумала: «Это моя машина». Кстати, импала — еще и африканская антилопа. А я родилась в год козы. В общем, как всегда, я накрутила кучу символизма.

 

— Что бы ты сказала тем, кто критикует людей, решающихся на эксперименты со своей внешностью?

 

— Я, к примеру, с 13 лет крашу волосы хной и комфортно себя чувствую. Когда они не рыжие, я не узнаю себя в зеркале. Десятилетняя история моих татуировок тоже еще не закончена. Всё это относится к категории самовыражения: я переношу свой внутренний мир во внешний. Всегда найдется тот, кто критикует. Кто-то не может набраться смелости, чтобы сделать тату, и у него зависть проявляется в осуждении. Я, например, не критикую людей, которые делают себе татуировки на лице, в том числе нецензурные. Хотя и не одобряю такое: многие из них делают это, исключительно чтобы выделиться. Конечно, каждому хочется, чтобы его заметили. Но, на мой взгляд, лучше делать добрые дела — как поется в одной песне, «благородство без зрителей, широкие жесты без фотокамер».

 

Фото: Павел Цельмер

 

— Известны ли тебе случаи, когда знакомые, которые раньше выглядели эпатажно, отказывались абсолютно от всех ярких деталей внешности? Можно ли сказать, что они «предали себя»?

 

— Были мальчики и девочки-оторвы с тоннелями, а сейчас тоннели зашили, татуировки прячут под рукавами. Как будто стали другими людьми. Кто-то и вовсе сводит тату ради должности. Да, для меня это своего рода предательство, но я не люблю судить людей по себе. Мир сложный, у них свой путь. Если они приняли такое решение, значит, им это было важно. Быть может, эпатаж изначально был для них не более чем данью моде: они не могли найти себя, и поэтому примкнули к какому-то течению — неформалы, эмо... А теперь они завели семьи, детей, остепенились.

 

Фото: Ирина Брана

 

— А тебе ради работы врачом в санатории пришлось кардинально преобразиться?

 

— Профессия врача серьезная, ей нужно соответствовать. Мне хочется производить впечатление компетентного специалиста, а не какого-нибудь панка. Поэтому от чего-то пришлось отказаться: например, пирсинг на лице я не ношу — оставила его для выходных дней. Все-таки, мне хочется поберечь своих пациентов, да и нет у меня цели самовыражаться на работе. И тем не менее, я не стесняюсь носить тоннели в ушах — в общем, нашла золотую середину. Конечно, встречают сначала по одежке. Пациентки, которым в основном 55-80 лет, задают вопросы по поводу моего облика. Но потом они видят, что я забочусь о них, прописываю им хорошее лечение, интересуюсь их здоровьем и состоянием... Так что, моими услугами в плане медицины они довольны, а это главное — чтобы пациент понимал, что он в надежных руках.

 

Фото: Павел Цельмер

 

— Ты пошла учиться на медика более десяти лет назад. Как получилось, что только сейчас пришла в профессию? Сомневалась, что это твое?

 

— Быть врачом мне хотелось со школы. Поступила я на бюджет, но уже на первом курсе разочаровалась — не в профессии, а в самой учебе. Тяжело учить огромные объемы информации, постоянно перемещаться между корпусами. На третьем курсе я не смогла сдать несколько экзаменов с первого раза, а пересдач не дали. Из-за этого меня отчислили, и я восстановилась уже на коммерческую форму. После шестого курса была годовая интернатура по неврологии. Мне очень нравилось, и вместе с тем, это одна из самых сложных дисциплин. После интернатуры я загорелась мыслью стать нейрохирургом, попала в нейрохирургическое отделение, и там было еще сложнее. Наложились проблемы в личной жизни, ухудшилось эмоциональное состояние на фоне хронической усталости из-за учебы. В итоге ординатуру я бросила. После этого было разное — и жизнь в Петербурге, и низкооплачиваемая работа официантки в Омске, и должность мастера по пирсингу в тату-салоне... Все встало на свои места, лишь когда знакомый психолог посоветовала мне устроиться на работу по специальности. У меня уже был на руках сертификат невролога, и с ним я устроилась в неврологическое отделение одного из санаториев Чернолучья. Они целый год не могли найти врача на эту должность и были мне очень рады. И мне там сразу понравилось. Эта загородная атмосфера спокойствия и меня саму «подлечила».

 

Фото: Ирина Брана

 

— Как изменилась твоя жизнь с тех пор, как ты устроилась на работу врачом?

 

— Значительно улучшилось моральное состояние, ведь я долгое время не занималась свои делом. Я чувствую, что быть врачом — мой жизненный путь. Я ощущаю ответственность перед своими пациентами, сочувствую им, мне хочется, чтобы им стало легче. Особое удовольствие я испытываю, когда выписываю пациента, и он говорит: «Большое спасибо, мне стало лучше». Можно сколько угодно отклоняться от своего жизненного пути, но чувствовать его зов. Когда я поддалась этому зову и вернулась на истинный путь, начала чувствовать себя счастливой.

 

— То есть, тем, кому хочется уйти с работы и искать себя, ты бы посоветовала так и поступить?

 

— Нужно пробовать. Печальный сценарий: всю жизнь думать, прокручивать в голове эти мысли, но не решаться и лишь на смертном одре понять, что ты был не прав... Никогда не поздно вернуться. Если совершишь ошибку, можно все поправить. Вообще, я считаю, нужно двигаться вперед, а не гнаться за деньгами. Деньги, как мне кажется, — это вообще не смысл жизни.

 

Фото: Ирина Брана

 

— Насколько я знаю, у тебя в жизни были довольно экстремальные периоды поиска себя. Через что ты проходила? И как удалось «вырулить» в более-менее спокойную и безобидную плоскость?

 

— Были разные периоды: к примеру, когда-то я не ела после полудня, увлекалась аюрведой. Была зациклена на том, чтобы быть максимально стройной. Также был поиск необычных ощущений. К примеру, много лет назад в Омске проводились мероприятия, во время которых людей подвешивали на крюках — правда, эта культура у нас не прижилась. Я была среди организаторов и отважилась попробовать сама. Это настолько мощный выброс адреналина — невозможно передать словами. Но весь этот экстрим исходит из того, что тебе чего-то хочется, а чего — ты не знаешь. Этот вечный поиск кидает из огня да в полымя. Сейчас я стала заниматься духовной практикой — медитация, чтение мантр — и ум успокоился. Это называется «Сантоша» — состояние, когда ты полностью удовлетворен всем, что у тебя есть. Духовная практика помогает избавиться от чувства неудовлетворенности жизнью.

 

Фото: Ирина Брана

 

— У тебя есть личный рецепт, позволяющий тебе оставаться здоровой?

 

— С утра выпиваю стакан воды с лимоном. Далее — комплекс утренних упражнений Йоги, Сурья Намаскар. Потом в душе обливаюсь холодной водой из тазика. Завтракаю кашей. Не запиваю еду водой. Не ем животных продуктов, кроме яиц и «молочки». От мяса я отказалась еще в 19 лет, а в прошлом году сорвалась и полгода употребляла курицу и рыбу — но тяжесть в желудке от этих продуктов меня замучила. После завтрака я иду на любимую работу. Идеально, если рабочий день завершается в 14-15 часов. Потом — катание на велосипеде. Перед сном — упражнения Чандра Намаскар (приветствие луне). Спать нужно обязательно в темноте. С 23:00 до 01:00 вырабатывается мелатонин — гормон сна, который поддерживает нашу молодость и жизненный тонус.

 

Фото: Ирина Брана

 

Текст: Юлия Ожерельева

Фотографии предоставлены героем публикации

Уважаемые читатели! Обращаем внимание, комментарии к данному материалу проходят через обязательную премодерацию.

Зарегистрироваться вы можете здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила

0
ёж в тумане23.10.2019 18:03:35
Думаю, что перечисленные кризисы в жизни были не последними. Голоса еще не слышим?
3
Адвокат23.10.2019 19:12:39
Когда то в 90 е пацаном хотел татуировку атмосферную сделать в духе китайского дракона, поскольку плотно занимался восточкой. На что Мама просто и тихо сказала "не для того на акушерском столе страдала, чтобы ты тело свое портачил". После позвонила брату вору в законе, на что он по приезду прочел такую отповедь на чистом русском языке, интеллигентный был человек. Что понимание пришло сразу и на долго, от карьеры вора пришлось отказаться, до сих пор значение каждого клейма дяди (как он их называл) помню и что ему пришлось для этого сделать.
Сейчас малюй, что хочу и смысла в них ноль..
4
мимо проходил23.10.2019 20:01:56
Познание разницы между глупостью молодости и самовыражением - впереди, раз на сейчас эта тема для неё табу и она от нее закрылась стандартной преградой "они стандартно-консервативные, и им, за 55, меня не понять". А в остальном для невролога - традиционная классика, типа сапожник без сапог.
7
ИндиРа23.10.2019 22:17:04
Зря она ЗДЕСЬ, в этом интервью, так раскрыла душу. Девушка красивая, татухи крутые. Мантры-чакры-медитации не одобряю, но это ее дело.
2
омич24.10.2019 09:21:31
тату - это криминальная атрибутика. не зря мама плакала.
2
Тормоз24.10.2019 10:28:03
Красива и умна .
2
Маша Петрова-Водкина25.10.2019 10:09:46
Ну вот никогда не пойму, зачем портить красивое молодое тело пожизненными татуировками, тем более без особого смысла и таких размеров. Меняется время, мода, стили, направления и мы тоже, а ЭТО остается навсегда. Зачем?
0
Дмитрий / 1 вопрос25.10.2019 23:21:23
а что такое сертификат невролога ?
О проекте
Развлечения
 
Звезды
Светские хроники
Внешний вид
Новости
Новости инстаграма
Фотоотчеты
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)
Учредитель: Сусликов Сергей Сергеевич

CopyRight © 2008-2019 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.

И.о. главного редактора - Сусликов Сергей Сергеевич.
email: pressxp00@tries55.ru

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 399-087
e-mail: bk55@tries55.ru

Рекламный отдел: (3812) 399-089, 399-121
e-mail: rakurs@tries55.ru, pressa@tries55.ru
Яндекс.Метрика
18+ Рейтинг@Mail.ru