Омичка Светлана Пономарева – талантливая пианистка с 14-летней канадской пропиской в паспорте – дала замечательный концерт в родном городе, а заодно рассказала о наглости местных медведей и о Сибири, которая... Сахара.


История выпускницы Шебалинки развивалась по непростому сценарию: Светлана уехала учиться в Москву, с отличием окончила Гнесинку, но вот устроиться по профессии не смогла. В лихие 90-е никому дела не было до пианистки, тем более без московской прописки. Чтобы на что-то жить, Светлана устроилась cекретарем-переводчиком в английскую строительную компанию. На занятия музыкой совершенно не оставалось времени, поэтому в 1999 году она поехала в Калгари, надеясь, что в Канаде не забыли ее выступления в полуфинале Международного конкурса пианистов. И тут судьба улыбнулась омичке: на одном из концертов с ней познакомился продюсер Марк. Он стал помогать Светлане с музыкальной ­карьерой, а спустя несколько месяцев рабочие отношения переросли в личные и Марк попросил у родителей Светланы ее ­руки.

Про географические метаморфозы



– Канадцы не перестают удивлять своими представлениями о России. Одна женщина (между прочим, достаточно интеллигентного вида) просто сразила меня, спросив: «А русский – это язык?» Получив ответ, она немного расстроилась: «А я думала, диалект...»

Любопытный диалог вышел с молодым кассиром. Парень на вид лет двадцати, c внушительным количеством пирсинга, показывая на мой головной убор, спрашивает: «Что это такое?» – «Шапка-ушанка», – отвечаю. «Да?» – «Да. В Сибири такую носят». – «А Сибирь – это ­пустыня?» – «...?! Да нет, это в России есть такой регион», – объясняю.

Бывает, выдадут: «Вы из России?! Это там, где полгода светло, полгода темно?» Или: «Из Сибири? Там, где медведи по улицам ходят?» Еще и с таким удивлением! Хотя где-где, а вот уж в ванкуверских парках действительно можно столкнуться с медведями. Там даже специальные таблички с напоминаниями висят, в которых рекомендуют гулять с колокольчиком: посторонние звуки пугают медведя, и он убегает. Заходили ли они во двор нашего дома? Случалось (улыбается), мы ведь живем в лесопарковой зоне.

Про «зеленых»


– Сколько в Канаде различных общественных движений – иногда диву даешься. То про однополые отношения рассказывают на уличных митингах, то пропагандируют быть толерантными к сексуальным меньшинствам в школе, причем такие внеклассные уроки проводят уже в начальных классах. Тут же глобалисты выступают и развешивают листовки про глобальное ­потепление на стендах в музыкальных школах. «Зеленые» тоже не уступают в активности. Недавно дошло до абсурда: в Канаде, как и в Европе, принято сортировать мусор на «пластик-стекло», «бумагу» и «остальные отходы». Местный Greenpeace настаивает на четвертом виде – «пищевые отходы». Вся жизнь вертится вокруг мусорных ящиков (смеется).



Все бы ничего, но мы живем в парковой зоне, где ходят медведи. Естественно, запахи оставленной ­пищи их привлекают. Ни к чему хорошему это привести не может. Ладно, когда в гости заглядывают еноты – к ним мы уже привыкли, – но медведи... Прошлым летом так вообще один повел себя крайне нагло: пришел к нашим соседям, поплавал в их бассейне и ушел. История закончилась мирно, но хочется, чтобы она оставалась единственной.

На эти опасения и возражения о том, что от отходов будет стоять вонь (мусор забирают раз в неделю), мусоро­сборщики дали на своем сайте «оригинальную» рекомендацию: «Храните пищевые отходы в морозилке». Рядом с продуктами?! Или купить отдельную морозилку?!

Про «наших»




– В Канаде украинцев живет больше, чем русских. С «нашими» знакомство порой происходит каким-то фантастическим образом. Однажды я оставила в автобусе сумку, и мне пришлось отправиться на ее поиски в депо. ­Села в автобус, где водителем оказался мужчина с длиннющей косой. Мы разговорились, и выяснилось, что его жена Тамара – русская. В пять лет ее украли и увезли из России, она попала в Германию, а потом перебралась в Канаду. Невероятная история! Я потом пригласила их семью на свой концерт, где ее муж... разрыдался – так, по его словам, тронула музыка.

Про образование


Когда настало время отдавать сына в школу, мы столкнулись с большой проблемой под названием «канадское образование». Долго и тщательно выбирали учебное заведение, в итоге остановились на школе с углубленным изучением французского. Были всем довольны, пока не узнали, что одна канадская активистка проводит внеклассные уроки на тему сексуального воспитания. О том, что такое секс и для чего им занимаются, там считают нужным рассказывать уже в начальных классах. На мое возмущение, зачем так рано и не лучше ли потратить время на изучение литературы, которой в расписании просто не существует, многие родители, и директор в том числе, ответили, что не видят в этом ничего крамольного.



Потом мы узнали, что в начальных классах в принципе нет никаких учебников. Детей учат не писать, а печатать (письмо начинается только с третьего класса!). Учительница французского умудряется делать ошибки в своих же правках, а учебная программа настолько слаба, что нашему сыну (со знанием трех языков: английского, русского и французского) на занятиях скучно. Там только «А-Б-В» проходят, а он уже читает давно. В итоге мы решили перевести его на домашнее обучение: занимаемся с ним по очереди с мужем. И нисколько об этом не жалеем. Интересно участвовать в формировании личности с самых первых лет. Никто не запихивает в его голову ненужную информацию, и мы знаем, в каком направлении он развивается. Образование – очень увлекательный процесс.

Про комфорт

– Канаду я называю страной «помоги себе сам». На образование надеяться не стоит, на медицину – тоже не всегда. Если случится что-то серьезное, все сделают быстро и профессионально, но вот если хочешь просто что-то подлечить – лучше сделать это в другой стране. Учитывая, что в Канаде нет коммерческих клиник, многие уезжают лечиться в США.



Наша семья живет изолированно – отчасти это добровольное, отчасти вынужденное решение. Я очень ­скучаю по нашим людям. Мне не хватает в канадцах открытости, душевности... Однако у этой страны много плюсов. Особенно с практической точки зрения: чистые ухоженные улицы, развитая инфраструктура, благоустроенные дороги. Это страна, где жить комфортно.


Монополия на ­концерты


Концертный зал в Ванкувере



– Ванкувер – свое­образный город. Там существуют «кружки-кланы», в которые трудно попасть. Это касается и музыкальных выступ­лений: здесь, можно сказать, у концертного истеблишмента – монополия. Наша команда «исполнитель-продюсер» существует сама по себе. И поскольку мы независимы, то связываться с нами невыгодно. Своей деятельностью только палки в колеса вставляем. Хотя, выражаясь языком бизнеса, качество нашего товара не только соизмеримо с тем, что предлагают местные концертные организации, но порой и лучше. Сейчас я работаю над несколькими проектами. В октябре буду играть в Канаде концерт из произведений Ф. Шопена, а в следу­ющем году снова прилечу в Омск в мае: на этот раз для того, чтобы исполнить с Омским симфоническим оркестром Второй концерт С. Прокофьева.

Текст: Екатерина Черненко. Фото: фотостудия PANAMA