Четвертого сентября в синагоге встретили еврейский Новый год, он же Рош Ха-Шана, он же день сотворения Адама, он же день освобождения евреев от египетского рабства.



Официально Новый год наступил в 20:47 с Новолунием, и празднование будет продолжаться еще сутки. Церемония началась молитвой, а завершилась небольшим фуршетом из кошерных блюд. Обстановка в синагоге достаточно скромная, если не сказать аскетичная. Обещанный новогодний фуршет оказался несколькими расставленными в метре друг от друга пластиковыми тарелочками с немудреной закуской: корейской морковкой, свеклой и бутербродами. Но никого, в том числе миллионера Фридмана и топ-менеджера Ротберга, это не смутило.





Молитва для мужчин и женщин проходила на разных этажах: места для мужчин были внизу, для женщин – на балконе. На фотографа Юлию Саютинскую, которая оказалась «в партере» среди мужчин, сверху кидались недружелюбные женские взгляды: то ли потому, что не положено, то ли потому, что тоже вниз хотелось.



Директор Музыкального театра Борис Ротберг посетовал, что забыл дома кипу, и не хотел без нее фотографироваться. Ему пришлось довольствоваться одной из «общественных» кип, которые заботливо разложены у входа. Что, впрочем, не слишком гигиенично.



Бизнесмен Геннадий Фридман прибыл одним из последних и, как большинство пришедших, без второй половины.



Главный раввин Омска и Омской области Ошер Кричевский выборочно приветствовал гостей, а за ним по пятам бегал его маленький сын, восторженно озираясь по сторонам. Видимо, он нечасто бывает на таких шумных религиозных праздниках. Остальные члены большой семьи Кричевских замечены не были.





Молодому поколению не избежать наставлений: ни по поводу смысла жизни...



...ни по поводу галстука.



Юрист Владимир Дубровский каждую неделю проводит здесь бесплатные консультации «для своих».



Казалось, что для еврейских мужчин это мероприятие больше светское, для женщин – больше религиозное. Все женщины были очень серьезны и сосредоточенны, обсуждали между собой неуместные наряды тех, кто стоял подальше, а одна из них отрезала: «Мне здесь никто не рад, и я никому не рада». В это время мужчины без конца обнимались, смеялись и встречали дружеским гулом каждого пришедшего.










Валерия Лобанова
Фото Юлии Саютинской