Фильм Андрея Звягинцева обожают на Западе и ненавидят в России. А могло бы быть наоборот.

 

 

Один из самых обласканных и разрекомендованных на многочисленных зарубежных кинофестивалях фильм все еще не вышел в российском прокате. Однако многие интернет-пользователи уже посмотрели ленту, завоевавшую «Золотой Глобус», и не смогли сдержать своего гнева, так им сильно не приглянулось творение отечественного режиссера.

 

Сразу хочется сказать, что продукт сей не для русского зрителя и даже не для того, кто хоть раз бывал в нашей стране. Звягинцеву удалось снять картину о России глазами человека, который мыслит стереотипами уровня «Путин-клюква-водка-грязь». И посему многие моменты картины так неумело заштампованы и высмеяны, потому что делалась она не для нас с вами.

 

 

 

Минусов у картины, признаться честно, хоть отбавляй: отсутствие какой-либо оригинальности, вялотекущий сюжет, недостаточно прописанные поступки героев, отчего в мотивации их действий постоянно возникает сомнение, совершенно выбивающиеся вступительная и завершающая музыкальные темы.

 

Однако стоит изменить всего лишь один акцент, как тут фильм превращается в очень интересную ленту: нужно только представить, что этот фильм не российский. Да-да, снят он не в России, не русским режиссером, и актеры в нем заграничные, и события в картине повествуют о какой-нибудь Исландии, а не вымышленном захолустном городе у нас.

 

 

И тут же «клюква» превращается в некое подобие черной розы, увядающей без солнца: тут вам и долгие пейзажные планы, как это принято в артхаусе, и бесконечная драма главных героев, каждый из которых все равно в конце проигрывает по-своему, и прекрасная игра актерского состава, каждый из которых создал неповторимый образ своего протеже.

 

Многие зрители посчитали, что весь фильм - неумелая сатира на русские привычки и обычаи, заштампованные типажи в уже набившей оскомину ситуации. Но вот глубины наш зритель так и не заметил. Не заметил он драмы мэра Вадима Сергеевича, который ради богоугодного дела нарушил закон Божий; драмы адвоката Дмитрия, который раз за разом предает своего друга и оставляет его без надежды, драмы самого Николая, которого судьба закрутила в вихрь событий, так и не дав ему принять хоть одно сколь-нибудь значимое в его жизни решение.

 

 

Отсюда и вердикт, который покажется странным даже самому автору этой рецензии: «Левиафан» - глубокая философская драма, трагедия человеческой беспомощности в борьбе с роком и внешней силой. Фильм вполне достоен высоких наград на любом кинофестивале мира, но только не в России. Не готов еще российский зритель к по-хорошему западной, глубокой не только в сюжетной канве, но и в характерах героев, иносказательности картине. Вместо того чтобы зашить рану на теле общества, Звягинцев углубил ее и залил антисептиком. Штамп, зато лечит.

 

Варвара Маковеева