Звезда сериала «Теория большого взрыва»  рассказала в интервью журналу  Redbook о феминизме, грудных имплантах и о том, какого быть самой высокооплачиваемой звездой телевидения.

 

 

Недавно актриса опубликовала в своей социальной сети фото из больницы, как выяснилось Куоко сделали операцию на носу. Одновременно с этим журнал  Redbook опубликовал интервью Кейли в котором она поделилась историей о другой операции - по увеличению груди. Кейли утверждает, что идеи феминизма не для нее, она никогда не была девушкой, желающей полного равноправия: «Разве плохо, если я скажу, что не имею отношения к феминизму? Сейчас все изменилось. Я знаю, было проделано много работы еще до моего появления, чтобы женщины получили больше возможностей. Я никогда не была одной из тех девушек, которые требуют равноправия. Возможно, дело в том, что я никогда не сталкивалась с ущемлением моих прав. Пять вечеров в неделю я провожу на кухне, готовя ужин для мужа. Это заставляет меня почувствовать себя домохозяйкой. И я это просто обожаю. Знаю, это звучит старомодно, но мне нравится, когда женщины заботятся о своих мужчинах. На работе я настолько все контролирую, что, приходя домой, мне нравится за ним ухаживать».

 

После операции Куоко на носу, злопыхатели тут же принялись утверждать, что это было ничто иное, как ринопластика. Однако актриса утверждает, что не скрывала бы такой операции, потому что не стесняется хирургического вмешательства ради красоты. Подтверждением тому служит откровенный рассказ Кейли об увеличении груди:

 

«У меня не было груди. И это решение было лучшим. Я всегда чувствовала себя непропорциональной. А импланты помогли мне стать увереннее. Это не было попыткой превратиться в порнозвезду или стать сексуальнее».

 

Кроме того, ранее Куоко утверждала, что увеличение груди помогла ей в продвижении по карьерной лестнице, в том числе получить роль в сериале «Теория большого взрыва». Сейчас 29-летняя актриса одна из самых высокооплачиваемых звезд американского телевидения. Вот, что она сама говорит по этому поводу:

 

«Я думаю только о том, что это значит для моей семьи. И понимаю, что это делает нас более защищенными. Мои родители потратили 16 лет, таская мою задницу от прослушивания к прослушиванию в Лос-Анджелесе. Каждый день они помогали мне учить роли, подбадривали, ждали, стимулировали. Они были моей опорой, когда я не получала работу, водили меня на теннис и уроки верховой езды. Я всегда мечтала иметь возможность заботиться о них точно так же, как они заботились обо мне».

 

Ника Летучая