Кто пришел поддержать Ашера Кричевского, а кто устраивает из судебного заседания цирк - в нашем материале.

За резонансным делом главного раввина Омской области Ашера Кричевского сейчас следит уже не только вся еврейская община, а пожалуй, и полгорода Омска. Сначала претензии к проповеднику появились у Роспотребнадзора, а уже потом миграционная служба и вовсе решила выдворить семью Кричевского из страны.



На судебное заседание Ашер Кричевский буквально летел с улыбкой на лице. Раввин и раньше заявлял, что это всего лишь испытание, посланное ему богом, и то, что слушание состоится в канун еврейского Нового года, - отличный знак.







- Это священный для нас день, я уверен, что Бог нам поможет. Это лишь испытание для нас, все решается наверху, а я на прямой связи с богом по Wi-Fi. Все будет хорошо, - улыбается Ашер.



Раввин все время с кем-то переговаривался по телефону и в зале суда не выпускал трубку из рук, возможно, интересовался, как дела у супруги, ведь им пришлось разделиться, на это же время у Рахели было назначено заседание в другом суде.







На суд, затрагивающий персоны духовенства, собралось огромное количество журналистов. Вполне закономерно на заседании появился сам председатель еврейской общины Геннадий Фридман.



Геннадий Шмерельевич находился в приподнятом настроении и мило улыбался Марине Харикулиной, которая представляет интересы семьи Кричевских.



Свое выступление Фридман начал с того, как много Ашер сделал для омских евреев за 13 лет.


- Сейчас синагога не бывает пустой! Ашер вдохнул новую жизнь в общину! Попытка выдворения его из России просто беспрецедентна! Я считаю, что это целенаправленная травля Кричевского, - заявил Фридман. - В этом деле очень много странностей. Проверка Роспотребнадзора пришла в синагогу по жалобе никому не известного гражданина Федорова, который заявил, что мы якобы травим людей. Что удивительно, проверка направилась прямиком к раввину, хотя он не является должностным лицом. Он даже нам об этом не сообщил, а просто сам заплатил штраф, не считая, что это что-то серьезное. Если бы я об этом знал, то сразу бы почуял неладное.



Представитель УФМС Александр Соколов сразу же упрекнул Фридмана в том, что тот явно намекает на антисемитский настрой государственных органов. Хотя Геннадий Шмерельевич лишь пояснил суду, какой урон будет нанесен еврейскому сообществу при выдворении Кричевского и его семьи.



Само судебное заседание в какой-то момент начало походить на цирк. Противоборствующие стороны много раз переспрашивали друг друга и никак не могли прийти ко взаимопониманию даже в общих вопросах. Защитник раввина Марина Харикулина, миниатюрная блондинка, устав от бесконечных нападок Соколова, к концу второго часа даже начала повышать голос.







А Александр Соколов, в свою очередь, выбрал хитрую тактику: он целенаправленно задавал раввину вопросы юридического характера, заведомо зная, что Ашер, хоть и понимает по-русски, но явно не разбирается в судебном делопроизводстве, собственно, для этого у него есть представитель Марина. Ашер даже покраснел от возмущения.



А вот судья Марина Овчаренко, напротив, весь процесс была спокойна и невозмутима.



Поддержать друга в трудный час пришел Юрий Чернобыльский. Юрий Александрович, бойкий 90-летний старичок, один из тех, кто основал еврейскую общину в Омске, тот, кто помогал ремонтировать здание синагоги. Несмотря на то, что слушатели не могут высказываться на суде, Чернобыльский много раз не мог сдержать свои эмоции.



- У меня такое ощущение, что судья не знакома с делом и в первый раз его читает! Это детский сад какой-то! - возмущался Юрий Александрович.



Когда судья объявила перерыв для вынесения вердикта, все были уверены, что это «недоразумение» скоро закончится, но не тут-то было. Через час служитель Фемиды сообщила, что заседание переносится на 29 число.



Такого исхода событий не ожидал никто! По сути, это заседание абсолютно ничего не изменило. Ашер Кричевский так и отправился домой встречать Рош Ха-Шана (еврейский Новый год), не зная, позволят ему и его многочисленной семье остаться в России или нет!



Ксения Аппель
Фото: Диана Огородникова, Дмитрий Феоктистов