12 июля известному омскому скульптору исполнилось 55 лет. По этому поводу Александр Капралов устроил персональную выставку в Доме художника. Юбиляр поделился с «МС2» несколькими историями, изменившими его жизнь.



С детства в голове застряла крылатая фраза Карлсона о том, что он – «мужчина в самом расцвете сил». Автор книги о привидении, живущем на крыше, Астрид Линдгрен оставила нас наедине с этой формулировкой и многолетними поисками того, как выглядит этот самый мужчина. И вот настал тот день, когда мы его нашли. Живет он отнюдь не на крыше, а в доме в Москаленках. В Омске с Александром Капраловым можно встретиться в его мастерской, расположенной напротив магазина «1000 мелочей». Импозантный мужчина 185-190 открыл нам дверь, улыбнулся и пригласил в свое железное царство.
Очарованные обаянием и талантом хозяина, мы долго блуждали по выставочной мастерской и узнали, как случайная встреча решила его судьбу и как искусство случайно входит в нашу жизнь за чашечкой кофе.

«Важно прожить в кайф»
– Юбилеи сейчас такие, что до следующего еще нужно постараться дожить, – смеется Александр Капралов. – Поэтому я отмечаю на широкую ногу. К сожалению, с возрастом начинаешь понимать, что очень много времени упущено – ушло на суматоху, зарабатывание денег и ­другие ­мелкие ­дела, но ведь это и есть сама жизнь. Скульптура – вещь затратная, если у тебя нет средств, то и делать ее будет не из чего. Упущенных моментов много, но я к этому отношусь философски. В жизни все относительно: бизнесмен, с точки зрения обычного человека, – богатый, а с точки зрения Билла Гейтса – нищий. Если постоянно гнаться за чужими успехами и завидовать чьим-то достижениям, то далеко не уйдешь. Важно постараться в том положении, в котором ты находишься, прожить в кайф.
С возрастом понимаешь, что финиш ближе, чем старт, и начинаешь смотреть на все, что ­происходит или происходило с тобой, с улыбкой. Даже телевизор включаешь, и, кроме смеха, происходящее там ничего не вызывает, потому что все врут. Но так устроен мир, говорить, что это тенденция современного общества, неправильно. Я думаю, что мы живем по давно установленным библейским законам. Есть овцы, волки и пастухи. Волки иногда теребят овец, а пастух говорит им то, что поможет задать нужное направление для стада.


«Куб»
Поп, бандит, король, – все они замурованы в один куб. Мы всегда думаем, что сами можем управлять своей жизнью, судьбой, но на самом ­деле нам постоянно пытаются внушить удобную политическую пропаганду, которая достигла таких масштабов, что мы друг для друга стали врагами.




Дело случая
Можно сказать, что мою судьбу как скульптора решил случай. В студенческие годы, когда я только начал этим заниматься, пошел учиться в мастерскую к Антону Юдину. В коридоре института меня встретил Станислав Белов, на тот момент завкафедрой живописи, он мне говорит: «Ты решил скульптурой заниматься? Какая скульптура в Омске? Кто тебя будет этому учить? Завязывай и продолжай развиваться в карандашном рисунке».
А мне тогда было 27 лет, и я полтора года уже отдал скульптуре. После того разговора всю неделю ходил с опущенный головой и не понимал: «Неужели я сделал неправильный выбор?» Но ровно через семь дней, причем где-то в 200 метрах от того места, где произошел разговор с Беловым, меня встречает художник Геннадий Штабнов, он тоже был доцентом худграфа, и говорит мне: «Саша, я был на выставке, посвященной Достоевскому, и увидел там твою скульптуру писателя с крестом. У меня в мастерской на подоконнике небольшая коллекция работ, которые мне нравятся. Был бы рад, если бы ты мне отдал своего Достоевского». И вот тут у меня выросли крылья. Я плюнул на все и начал заниматься своим любимым делом. А ведь неизвестно, что было бы, если бы я не встретил тогда Штабнова.


«Поиск истины»
Дебаты за круглым столом, где никто друг друга не слышит. В этом балагане даже ангел уже плюнул на все и отвернулся.


«Искусство входит в нашу жизнь за чашечкой кофе»
Художники живут в основном за счет бизнесменов, которые приобретают их творения. Такой покупатель выступает своеобразным проводником искусства в массы. Они должны об этом думать и понимать, что нельзя кормить художника просто так, потому что так он разленится. Нужно платить за его работу, за хорошую – много, за плохую – маленько. Ведь с умом выбранное произведение искусства со временем дорожает.
Года три назад у меня была выставка. Мы грузили экспонаты в машину: я из мастерской на одном конце улицы Ленина, а мой помощник выгружал их около Дома художника. В этот момент в близлежащем кафе молодой человек с девушкой пил кофе. Он долго наблюдал, как мои скульптуры выгружают и заносят в Дом художника, потом не выдержал и поинтересовался у грузчиков: «Что это?», тот отправил парня ко мне в мастерскую. Молодой человек приехал вместе с девушкой, начал спрашивать, сколько стоят мои скульптуры. Я сначала подумал, что он просто красуется перед своей дамой, но в итоге он купил 10 скульптур, которые ­сейчас стоят в городе Яровое. Потом этот молодой человек еще неоднократно приобретал у меня работы, в том числе и в подарок.

«Изобразительное искусство делает тебя свободным»
Омск – не то место, где легко стать звездой. Художник отличается от других представителей творческих профессий тем, что он сам по себе: у него нет ни режиссера, ни продюсера, ни директора, – объясняет Капралов. – Художник сам себе уборщица, министр культуры и менеджер. Поэтому у тебя есть шанс сделать очень хорошую работу, на которую не сможет повлиять никто. Изобразительное искусство делает тебя свободным.


«Репетиция»
В этой скульптуре отражение сего­дняшней ситуации на Украине. Фашист, еврей, представитель культуры – все пляшут под одну дудку, несмотря на то, что с первого взгляда, они несовместимы.



Текст: Марина Грудинина
Фото: фотостудия PANAMA
Организатор съемок, postproduction: Мария Третьякова