Прежде чем из-под пальцев польется чудесная музыка, их нужно в кровь сбить о струны. О жертвах, которые требует искусство, рассказала первая арфа Омского симфонического оркестра Александра Прядкина.



Через боль

Александра еще с детских утренников видела себя музыкантом. К детсадовской мечте шла упорно – музыкальная школа, училище по классу фортепиано, и вот на последнем курсе пришло предложение поступить в консерваторию, но освоить новый инструмент – арфу. И скоро Саша поняла, что значит репетировать до кровавых мозолей.
 – Это щипковый инструмент, на нем играют пальцами, – объясняет артистка. – У арфы 47 струн, верхние жильные, нижние – металлические (но все – толстые и жесткие – прим. ред.). Никаких медиаторов или накладок на пальцы для арфы не придумали, поэтому у меня постоянные мозоли, бывает даже до крови.
Опыт не спасает – несмотря на пятилетний стаж игры, если приходится разучивать длинную пьесу, кровавые пузыри возвращаются. Некоторые мелодии даже на слух отзываются болью в пальцах, признается арфистка.

Зато
За прилежание и пролитые слезы благородный инструмент платит сторицей.
 – Самое приятное в этом искусстве – те моменты, когда все наконец получается, нотка ложится к нотке? и мелодия льется, это чувство ни с чем не сравнить, – рассказывает Саша.
Это ощущение подметили многие музыканты, а самые предприимчивые создали понятие «вибро-акустическая арфотерапия» и утверждают, что вибрации арфы исцеляют тело и гармонизируют душу.
Помимо 47 струн у арфы еще и семь педалей, каждая из которых имеет три различных положения. Глядя на недо­умение журналиста, артистка смеется: «Мне кажется, я была бы хорошим водителем».
Отец Саши – тоже человек творческий – был счастлив, когда она решила стать музыкантом, а услышав ее на сцене Концертного с оркестром, был тронут до слез. А двухлетняя дочка первой арфы уже сейчас проявляет склонность к музыке – пусть она пока и не может высидеть полный концерт, но уже знает мамин инструмент и пробует струны своими пальчиками. Неудивительно, ведь она познакомилась со звуками арфы еще до своего рождения.

В нашем доме поселился...
Хорошая арфа стоит как небольшая квартира, подержанная и попроще – как новенькая малолитражка, так что пока у Саши дома нет собственного инструмента. Учитывая, что владение 47-струнным инструментом требует постоянной практики, можно сказать, что соседям молодой арфистки в этом отношении повезло. Разучивает новые партии Саша в стенах Концертного зала. Правда, без своей порции музыки соседи все-таки не остаются: муж Александры – тот самый «замечательный сосед» из советского шлягера. Он тромбонист, и уж его-то хлебом не корми, дай порепетировать.

Перст судьбы
Как человек самокритичный и требовательный после консерватории Саша считала, что настоящая учеба только начинается. О том, что Омской филармонии требуется арфистка, наша героиня узнала на пятом курсе. Прошла два тура конкурса и была принята в штат второй арфой – в то время первой арфой оркестра была Светлана Матусевич, дама почтенного возраста. Юная арфистка посчитала это удачей – на месте второй арфы она могла учиться у старшей коллеги. Но тут вмешалась судьба – будущие коллеги даже не успели познакомиться, Светлана Владимировна скончалась, и Сашу позвали уже на место первой арфы. С одной стороны – отличный рост для вчерашней выпускницы, с другой...
– Первая арфа для меня – это не привилегия, а огромная ответственность, – с волнением рассказывает Саша. – Это сольный инструмент, свои ошибки не спрячешь за звучанием других артистов. Приезжие дирижеры и вокалисты, авторитетный коллектив – не будешь ведь каждому объяснять: «Ой, вы знаете, я здесь новенькая, не судите строго». Нужно просто соответствовать уровню оркестра. Никогда не забуду свой первый концерт. За неделю до него меня трясло и колотило, даже на репетицию было прийти страшно – незнакомые люди, незнакомый город, арфа, большая и красивая... Сейчас, конечно, гораздо легче. С коллективом мне повезло, они переживают, подсказывают и говорят, что сейчас я звучу гораздо увереннее.

Текст: Саша Александрова. Фото: Юлия Саютинская