В день концерта в Омске самый известный на сегодняшний день аккордеонист России, талантливый и обаятельный Петр Дранга рассказал «МС2» о любви к экспериментам и своем «парке аккордеонов».

- Петр, есть ли вопрос, который журналисты задают вам в каждом городе?

- Есть. Чем отличаться аккордеон от баяна.

- Отвечаете или отшучиваетесь?
- (Смеется.) Отвечаю. Я придерживаюсь мнения, что не надо бояться спрашивать. Спрашивать – это не такая глупость, как стесняться. Я и сам всегда спрашиваю, если чего-то не знаю.



- Расскажите о ваших аккордеонах: сколько их?
- Сейчас пять. Все они разные по характеру: один звучит более камерно, другой - более ярко, по-эстрадному. На некоторых пишу музыку в студии, они «невыездные». Два – «гастролеры», черный и белый, путешествуют со мной. Вожу второй для подстраховки: шоу идет в течение пары часов, мало ли, что может произойти.



- Петр, до того как получить всероссийскую известность, вам не раз приходилось переживать трудные времена: и уборщиком работали, и голодали, и играли в ресторанах, чтобы на что-то жить… Мыслей оставить музыку в такие моменты не возникало?
- Нет, никогда. Наверное, я с молоком матери впитал любовь к музыке. А перечисленные трудности – они, пожалуй, от большой тяги к самостоятельности. У меня была большая потребность ни от кого не зависеть, в 13 лет я ушел из дома и начал зарабатывать сам. Я довольно рано осознал, что я мужчина, и мне не хотелось просить помощи у родителей. Что касается работы уборщиком – я очень уважительно отношусь к представителям этой профессии, теперь, наверное, с двойным уважением.

- Родители – и в частности ваш довольно известный отец – не возражали?
- Нет. Родители у меня достаточно демократичные, всегда давали мне выбор - чем заниматься, что сочинять, как проявлять себя в музыке и в жизни. Им важно было заложить хороший фундамент: музыкой я начал заниматься в шесть лет, после музыкальной школы имени Рихтера поступил в Гнесинку. Благодаря родителям получил хорошее образование.



- На концертах вы часто выходите в зал, приглашаете зрителей на сцену… Все это – по велению сердца или по настоятельной просьбе имиджмейкера?
- Никакого имиджмейкера: я лишь выражаю свои мысли и переживания так, как умею. Мне близки разного рода эксперименты. Я начал петь и играть в достаточно известной в узких кругах альтернативной рок-группе, и спустя какое-то время решил поэкспериментировать в ее рамках с аккордеоном. Что-то попало на телевидение, заинтересовало людей… Так и пошло.



- Проект «Звезды на льду» - тоже эксперимент?
- Пожалуй. Мои сестры с детства обожали фигурное катание. Усаживались перед телевизором – и смотрели соревнования, открыв рты. И меня втянули. Так с детства у меня сложились приятные впечатления об этом виде спорта и искусства одновременно. Поэтому от предложения попробовать я не отказался. Притом были совершенно безумные идеи и с аккордеоном на льду, и с выступлением под мою собственную музыку… Было очень интересно.



- Кто ваш любимый композитор?
- Петр Ильич Чайковский - в частности, очень люблю его Пятую симфонию.



- Петр, перед концертом успели хотя бы немного посмотреть город?
- Основные впечатления у меня от Концертного зала. Честно вам скажу – он потрясающий. Омичам в этом смысле очень повезло.

Текст: Сергей Кориков 
Фото: Ирина Губарева