«МС2» разыскал земляков Жерара Депардье на омской земле. Французы Седрик Райсон и Роксана Саразэн, в разное время успевшие поработать в Омске преподавателями в компании J&S, поделились с нами своими «русскими» впечатлениями.

Мой блог называется «От равиоли до пельменей».В нем я на французском рассказываю о своих приключениях в России и восторженных впечатлениях от скульптур Александра Капралова, Концертного зала, выступавшего там Даниила Крамера, Петра Дранги. И не только.

Одна из ситуаций, после которой я подумала, что хочу жить в России, в Омске, случилась пару лет назад. В омском драмтеатре проходил теа­тральный фестиваль, на который приезжал театр Comedie Francaise. Я не успела купить билет заранее, поэтому пришла в день показа и рассказала про себя кассиру. И она продала мне входной билет! (Во Франции если билетов нет – значит, нет.) Но сидеть в проходе на ступеньке (что меня нисколько не смущало) мне не пришлось: свое место мне уступил мужчина с седьмого ряда! Представляете, сколько стоил билет?! Совершенно не французская история.

У меня двое детей, много работы, поэтому я до сих пор не успеваю подтянуть свой русский с «хорошо» до «отлично». Особенно трудно мне даются слова длиннее шести слогов. А еще на первых порах я пугалась, когда мне ­предлагали ­отведать уху. Ведь мне слышалось: «Суп из ушей» (смеется).

Моя дочь учится в пятом классе (параллельно она ходит во французскую школу), а сын в этом году начал ходить в детский сад. Недавно он принес слова «ни фига себе», «офигеть». И, конечно, заразил ими меня.

Математику и языки в России преподают лучше, чем во Франции. А еще у вас намного больший процент детей, которые дополнительно учатся в музыкальной, художественной, спортивной или танцевальной школах.

Странно, что географию в России начинают преподавать только с пятого класса. По-моему, этот предмет нужно вводить в расписание гораздо раньше. Ведь у вас такая большая страна!

Мне непонятно, почему русские грезят провести отпуск за границей. Я побывала во многих русских городах: Самара, Омск, Тобольск, Казань, Алтай и могу с уверенностью сказать – у вас много интересных живописных мест. Я, например, каждое лето стараюсь съездить в Окунево. Пять озер – очень красивое место. Как и Тюкалинск, Ишим, Ачаирский монастырь. А вы, кстати, были в Тобольске? Очень рекомендую.

Шуба в моем гардеробе не появилась: я ведь француженка. У нас не принято носить на спине шкуры убитых зверей.

У меня есть валенки, но я не могу носить их каждый день. Мне вообще зимняя ­обувь, которая продается в России, кажется слишком жаркой. Поэтому зимой я хожу в демисезонных сапогах.

Мои родные заказали мне привезти из России гжельский фарфор. Этот стиль очень любят девушки в Эльзасе: он похож на местный. И, конечно, по обыкновению, привезу матрешки, шапки-ушанки, сувенирные магнитики.

В свой приезд устраиваю для родных и близких дни русской кухни. Я научилась лепить пельмени, делать пирожки с щавелем (и не только), драники, блины, оладьи, куличи и, конечно же, борщ. Такое застолье заканчивается тем, что все начинают просить у меня рецепты.

Из Франции я обязательно привожу сыр раклет. Шесть-семь килограмм – не меньше. Это такой специальный жирный сыр для швейцарского национального блюда, похожего на фондю. Его почему-то очень трудно найти в России, а я не представляю свой рацион без сыра.

Однажды на омском рынке я увидела романеско – это такой «пирамидальный» сорт капусты (вкусный между прочим!). Бабушка-продавец так обрадовалась, что наконец-то нашелся на нее покупатель, что готова была вручить мне второй вилок бесплатно: «Все равно ведь никто не купит. А у меня эта ерунда выросла на огороде – что с ней делать, бог его знает».

Не знаю, как вас, но меня, мягко говоря, приводит в недоумение, когда врачи в России напоследок говорят: «До свидания, приходите к нам еще».

Французам нужно поучиться у русских терпению. Вы даже в мороз не ноете.

Текст: Екатерина Черненко. Фото: Анастасия Заставная