За день до того как выборы президента Союза предпринимателей кончились  «пшиком», кандидат Юрий Чащин побеседовал с колумнистками о бизнесе, вражде и настоящей любви.

Лобанова: Я в последний раз с вами столкнулась на балу Марины Хариби. Помните, вы просили Юрия Соловья, чтобы он за вас «извинился перед Николаем»? Это за что?

Чащин: Дело в том, что Соловей, как мне показалось, протежировал Николая Артемьева на пост президента ООСП, а я нарушил его планы своим стремительным выдвижением. А мы общаемся с Юрием, недавно были вместе на дне рождения моего бывшего коллеги, сегодня крупного чиновника. Это, кстати, закрытое мероприятие в виде мальчишника, где присутствуют крупные чиновники, ведущие бизнесмены, федеральные начальники. Вечеринка в формате «40 мужиков в галстуках». Официантки даже спрашивали: «А здесь все нормальной ориентации? У вас девушки-то будут?»

Лобанова: Неужели интересно из года в год, одним составом, без девушек? Даже без стриптизерш?

Чащин: Безумно интересно! Появится хоть одна девушка – сразу формат поломается. Все его очень любят, никогда не пропускают.

Александрова: У всех строгие жены?

Чащин: Да нет, дело не в этом. Мы уже не в том возрасте, чтобы обращать внимание на строгость жен. В присутствии женщин всегда чувствуешь какие-то «внутренние фильтры». А тут в тостах бывает ТАКОЕ! И кто бы мог подумать, что из уст большого начальника это может органично звучать! Очень колкие шутки, 100% – без цензуры.



Лобанова: Мне говорили, у вас бизнес с пирогами тоже очень весело начинался.

Чащин: Да, тогда были 90-е, в магазинах не покупалось вообще ничего. Я как-то зашел в «Луговскую слободу», а там было человек 15 в очереди за булочками! Я два часа там стоял, а очередь не уменьшалась. Я купил целый пакет и подумал: «Вот это тема!» Решил этим заняться, но сделать по-спортивному – быстрее, лучше, вкуснее.

Александрова: А Наталья Андреевна Гергерт на вас не «зажлобила» за это?

Чащин: Думаю, обиделась страшно. А я еще пришел к ней – бизнесмен – и говорю: «Милая девушка. Я хочу у вас купить технологию. Готов хорошо заплатить». Она ответила: «Мальчик, иди гуляй. Вот улица Ленина – вперед». Как мы ни старались с сестрой и супругой повторить технологию, у нас не получалось такое тесто. Мы даже двух человек у нее переманили. Уже руки опускались. И тут приходит моя мама и говорит: «Чего вы мучаетесь? Вы, может, не замечаете, дети, но я вас уже лет 20 такими пирожками кормлю». Все гениальное оказалось близко и просто – рецепты от мамы! Где-то за два-три года мы «догнали»­ ­«Луговскую слободу». Надо отдать должное Наталье Андреевне. Она сказала: «Ну все, Чащин, давай мириться. Ты настоящий мужик и спортсмен, и сделал то, что должен был и чего не сделали многие люди, которые ко мне приходили». Сейчас мы большие друзья, я считаю ее своим учителем.

Александрова: К статусам бизнесмена, спортсмена, мужа и отца у вас недавно добавился статус свекра и дедушки. Какой вы свекр?

Чащин: Неопытный. У старшего сына супруга лет на девять младше его. Совсем девочкой была, когда выходила замуж. Она молоденькая, хорошенькая, совсем ребенок. Она очень открытый, очень позитивный человек, который испортиться не может в принципе. Здесь абсолютно дружеское общение. С ней хочется дружить, помогать, а не поучать.

Лобанова: А какой вы дедушка?

Чащин: Я – вновь набирающийся опыта молодой отец. Так случилось, что у меня младший сын появился, когда мне было уже 45 лет, и он ненамного старше внучки. Маленький ребенок в моем возрасте – это совершенно другое отношение. И ребенок абсолютно другой, не похожий ни на кого из старших. Такие вещи выдает... волосы дыбом. Однажды у него был утренник, он какой-то стишок дурацкий к нему выучил. Мы с Евгенией разговариваем, она: «Ты никак не сможешь к нему на праздник попасть? Он же учил, старался». Сын это слышит и говорит: «Папа, и правильно. Стишок был не очень. Да я вообще считаю нецелесообразным мне ходить в садик в этот день. Мама, оставь меня у бабушки!» Вообще, дети все у меня удивительные, очень хорошие получились.

Александрова: Результат нравится?

Чащин: Да, я доволен. И радует, что с супругой у нас достаточно понимания и пространства в отношениях. Например, она знает, что в пятницу у меня «День маркетинга» – я пока не проведу несколько часов в «Ангаре», «Атлантиде» и «Огурцах», домой не приеду. Петь я люблю, и делаю это хорошо.

Лобанова: По слухам, там по пятницам водится много девушек, активно «желающих в содержанки». Не напрягают?

Чащин: Нет. У них там своя коалиция. Они направляют внимание на людей, которые не засвечены. Мало же вероятности, что Чащин возьмет на содержание молоденькую девочку. Про это тут же будут знать все. Я один раз уже поменял супругу, все, хватит.

Лобанова: Хорошо сказали....

Чащин: Да так и было.

Александрова: А вам случалось поднять руку на женщину?

Чащин: Конечно.

Александрова: О!

Чащин: Случалось с бывшей супругой. Совсем молодые тогда были, да и время другое. Это человек-буря. Я всегда говорил, что она могла бы стать отличным бандитским авторитетом. Больше ни на кого никогда не поднимал. Почему-то в споре она, если не находила аргументов, всегда лезла в драку. Не буду показывать, но у меня до сих пор на руках шрамы – настолько сильно они были исцарапаны, пока я ее сдерживал. И один раз (я ведь спорт­смен все-таки) у меня получилось ударить ее в ответ чисто машинально. Как в боксерском анекдоте: «Раз, а она открылась». Больше она на меня не бросалась.

Александрова: А за что вообще можно ударить женщину, как вы считаете?

Чащин: Женщин бить категорически нельзя. Нужно во что бы то ни стало
договариваться. Но в исключительных случаях может быть ответная реакция. Причем сила у нее была нереальная! У меня был свитер спортивный, очень крепкий. Так она вцепилась и разорвала его пальцами.

Лобанова: Господи!!! Какой-то монстр вырисовывается!

Чащин: Много было нехороших моментов. Но, к сожалению, я не могу вычеркнуть этого человека из своей жизни до конца – она мать моих любимых детей.

Лобанова: Вы мне когда-то сказали, что для вас в отношениях с нынешней супругой Евгенией очень важно, что между вами много юмора.



Чащин: Да, мы на одной волне. У нас все очень мило, и за годы ничего не меняется. Она может мне позвонить в пятницу в полпятого утра: «Ты еще не все получил аплодисменты? Может, на сегодня уже их достаточно?» – «Любимая, я уже в такси». А еще у нас есть традиция – мы очень любим разыгрывать друг друга и дочку в день рождения. Допустим, мы купили ей какой-то хороший подарок, последний iPhone. Она ждет поздравлений, сидим за столом. Мы с Евгенией начинаем «рассказывать сказки»: «Лучший подарок – это книга. Вот тебе, Даша, книга». Потом еще что-то небольшое. Она ждет. Мы говорим: «Ну все, открывай шампанское». Подарки кончились. Она вроде и ждет, и не ждет. А у нас идет полная импровизация по ролям. «Мы хотим подарить
тебе женскую ручку «Паркер». Да на фиг она ей нужна?

Александрова: Даша сидит и думает: «F*ck!»

Чащин: Ага, «Ну и предки!». Мы кайфуем от того, что это срабатывает и что она повелась. И всегда меняем сценарий.

Александрова: Вы ей еще кастинг женихов не устраиваете? Как-никак одна из самых красивых девушек города.

Чащин: Да не получается. Она уже встречается с одним человечком. Я переживаю, уже и не знаю, что с ними поделать. Но стараюсь выражать свою позицию помягче, любимая дочь все-таки. Заваливает ее цветами. Я спрашиваю: «Это что за куст из 50-ти роз тут стоит?» – «Нашим отношениям год и два месяца». Домой ее подвозит каждый день. Видимо, надо срочно ей подарить машину, чтобы виделись не так часто.

Фото: фотостудия PANAMA, Текст: Валерия Лобанова