Коллекционер кукол, собравшая более 1000 предметов из разных времен и стран рассказала, как наши истории вплетаются в историю игрушек.

 

– Марина, расскажите, почему вы решили коллекционировать именно кукол?

 

– Причина: очень счастливое советское детство, которое сохранилось в душе. Игрушки возвращают это ощущение.

 

В 90-годы в России начало развиваться движение авторской куклы. Я в то время была владелицей художественного салона, но куклы мне так понравились, что я захотела работать с ними. Стала делать выставки кукольных коллекций.

 

 

Однако интерес к авторской кукле у меня быстро прошел. Я считаю ее такой «мертвой» натурой. И неожиданно я узнала, что коллекционер из Санкт-Петербурга продает свою коллекцию антикварных игрушек, которой он занимался 30 лет.

 

Когда я увидела эту коллекцию, сразу влюбилась! Сначала я договорилась с ней поездить по городам и весям и через несколько лет работы, я ее выкупила. Сейчас уже 10 лет сама занимаюсь ей. Теперь коллекция раза в три увеличилась.

 

 

– Сколько в ней всего предметов?

 

– Больше тысячи. Это куклы, игрушки, артефакты (кукольные домики, кукольная мебель, посуда и т. д.). Я добавляю в экспозиции предметы того времени, откуда родом игрушка. Это создает некий «запах эпохи».

 

 

Самое главное, что этими куклами и игрушками играли дети разных времен и стран. И вся эта светлая энергетика, все эти положительные флюиды – они здесь. Поэтому нашу выставку, наши игрушки любят везде. От них эффект, как от хорошего симфонического концерта – ты выходишь окрыленный, тебе хочется всех любить и дарить добро.

 

– Ваша выставка в музее им. Врубеля называется «История игрушек» какова история, например, вот этой милой собачки?

 

 

– Это немецкая собачка конца 19 века. Я иногда покупаю игрушки в Германии, потому что там самый большой рынок антикварной куклы и игрушки. Это вызвано тем, что Германия всегда была лидером в производстве игрушек, которые распространились по всему миру.

 

Интересные для коллекционеров вещи продаются в антикварных магазинах, иногда на аукционах, иногда просто на блошиных рынках. Эта замечательная собачка была куплена на аукционе.

 

 

– А какова в среднем стоимость коллекционных игрушек?

 

– В качестве ответа на этот вопрос я расскажу историю. Вот этой кукле 1905 года фирмы Арман Марсель более 120 лет. Эта кукла в свое время спасла жизнь целой семье. В период гражданской войны она была обменена владельцами на хлебные пайки. Цена этой куклы – жизнь.

 

 

– Из каких стран собрались обитатели вашей коллекции?

 

– Это практически все европейские страны. Называйте страну, я вам покажу оттуда игрушку. Италия, Испания, Германия, Франция, Англия, Португалия, Греция, США. Австралии и Канады пока нет, но это поправимо. Швеция еще есть.

 

Интересно, что куклы всегда отражают эпоху, не только их одежда, но и лица. Вот эта, например, из Лондона. Посмотрите, это же типичная англичанка, мисс Марпл.

 

 

А вот эта кукла, которая стоит рядом с кукольным Василием Теркиным – из Польши. Однажды на рынке к коллекционеру, который собирал коллекцию до меня, подошла старушка и сказала:«Купите, пожалуйста, у меня куклу. Я одинокий человек, мне некому ее передать. А она была вместе со мной, когда я ребенком в войну оказалась в партизанском отряде. Я хочу, чтобы люди узнали о моей спутнице».

 

 

«Василий Теркин» – это российская игрушка 1960-х. Тут же рядом сидит типичная кукла послевоенного периода. Тогда было плохо с деньгами, на всем экономили. В магазинах продавались только целлулоидные головки. А люди потом сами с этими головками шили кукол, набивали, одевали, сообразно своему вкусу.

 

 

Тут же для поддержания атмосферы мы поставили телефон того времени и старое зеркало. Это зеркало я купила в Санкт-Петербурге, оно видело всю блокаду.

 

Как ни странно, с войной связана история и вот этого игрушечного негритенка. Эта кукла фирмы «Арман Марсель» 1905 года. Они тогда уже выпускали кукол-негров, не были расистами. Эту куклу русский солдат подобрал на развалинах Берлина и в вещмешке принес своим детям.

 

 

– А что интересного было в истории советских игрушек?

 

– Советский период игрушки вообще не изучен, это белое пятно. Нет никаких каталогов, что и когда производилось. В 1924 году нарком просвещения Луначарский вообще запретил на территории СССР производство игрушек.

 

Правительство посчитало игрушки буржуазным пережитком. Советским детям, по их мнению, незачем было играть, им нужно было готовиться к суровой жизни.

 

 

Но сразу же в стране возникли артели, которые начали делать игрушки. Причем, их не преследовали, это заблуждение. И при Сталине артели прекрасно работали. В том числе, они изготавливали для детей маленькие вещи, подобные взрослым вещам.

 

 

 

А вот здесь собраны очень редкие целлулоидные игрушки. Почему редкие? Они быстро ломались, а выпускали очень недолго, так как оказалось, что целлулоид огнеопасен.

 

 

– А есть признаки, которые делают коллекционные игрушки более ценными?

 

– Ценится, если у куклы сохранилось все родное – паричок, одежда. Особенно – коробка. Однажды мне посчастливилось купить английскую куклу в коробке. Но я была еще начинающей и, чтобы не тащить лишнего, я эту коробку просто выбросила. А уже потом прочла, что наличие коробки делает куклу гораздо дороже.

 

 

– Чем вы особенно гордитесь, как коллекционер?

 

– Тем, что эта коллекция объединяет людей, разные поколения. Эта выставка игрушек – не для детей. Она для семейного посещения. Бабушки, дедушки, мамы и папы узнают здесь вещи из своего детства, начинают рассказывать.

 

 

Если просто ребенок увидит это, вряд ли у него будет бешеный интерес. А вот если мама или бабушка расскажет – совсем другое дело. Начинается разговор, люди делятся эмоциями и становятся ближе.