Режиссер из Ярославля, который ставит музыкальный спектакль «Сказка о добром короле, его мудрой жене и хитрой тётушке Уне» в омском «Арлекине», рассказал, почему он кукольный театр предпочел драматическому и почему режиссеры вынуждены писать пьесы.

 

 

– Алексей, вы еще довольно молоды, но уже успели поработать в театрах разных городов, поставить несколько десятков спектаклей. А с чего вообще начался для вас театр? И почему выбрали кукольный?

 

– У нас в Рыбинске, где я рос, были и драматический театр, и театр кукол. Конечно, вначале я увлекся драматическим. С 13 лет ходил в театральную студию. Параллельно занимался краеведением, писал научные работы для конференций. И однажды мне попалась тема «История Рыбинского театра кукол».  Для того, чтобы собрать материалы, я пришел в него.

 

В этот момент в театре шел спектакль «Куда ты, жеребенок?». Я спросил, можно ли мне посмотреть. Далее – стою за шторой, смотрю и плачу. А сам думаю: «Тебе 14 лет, а ты тут над куклами плачешь!». После этого я подружился с артистами театра кукол, пересмотрел весь репертуар не только из зала, но и со сцены. А спустя 7 лет, когда пришел в театральный институт, подал документы на факультет театра кукол. А что? С моей тогдашней фактурой в драмтеатре было только мальчиков и играть ближайшие лет 20. А в театре кукол – что угодно и кого угодно. Сделал так – и ни разу не пожалел.

 

 

– Вы были и актером, и режиссером. В какой роли вам более комфортно?

 

– У каждой работы есть и свои плюсы, и минусы. На данный момент, мне интереснее быть режиссером – воплощать свои идеи. Но если вдруг обстоятельства сложатся по-иному, то я без каких-то внутренних противоречий вернусь к актерской профессии.

 

– То есть вам нравится и та, и другая роль?

 

– Мне нравится театр. А чем заниматься в театре – лепить папье-маше, вести спектакль как звукооператор или световик, ставить спектакль или играть в нем – мне все равно. Нас, кукольников, всему этому учили: делать механику, декорации, реквизит, ставить свет и прочее. Я в театре с удовольствием буду заниматься чем угодно, потому что театр – это уход в другую реальность, непохожую на ту, что за дверями театра.

К тому же я не очень люблю работу, связанную с конвейером, как на заводе, когда ты вынужден штамповать одно и то же изо дня в день. Даже если режиссер несет какую-то тему из спектакля в спектакль, то все равно он это делает через разный драматургический материал, через разные художественные приемы, с помощью разных образных решений.

 

 

– А у вас есть такая главная тема, которую вы хотите донести до людей?

 

– Я бы хотел разговаривать со зрителем о нравственности. Многие сейчас во главу угла ставят духовность. Но мне кажется, что люди, не делающие зла по нравственным принципам, достойнее рая, чем люди не делающие зла из-за боязни наказания свыше. Ребенок изначально безнравственен. Им движет прежде всего желание – «Я хочу!». Нравственность надо воспитывать.

 

– Значит вы стараетесь своими спектаклями воспитывать детей?

 

– Скорее стараюсь воспитывать взрослых. Для детей театр – это познание мира в его разнообразии. Есть добро и зло, есть хорошие и плохие, есть справедливость и подлость. А взрослый должен объяснить ребенку, что такое «хорошо» и почему. Но для того, чтобы взрослый заинтересовался детским спектаклем, приходится делать «многослойный пирог», иногда со скрытым смыслом. А вообще, я считаю, что спектакль – это повод к общению взрослого и ребенка, в ходе которого и формируется будущий человек. Спектакль может не давать ответы, но может поставить вопросы, на которые зритель может искать ответ, выйдя из зала. И хорошо, если ответы будут найдены ребенком совместно со взрослым.

 

 

– А как вы попали в омский «Арлекин»? Что-то слышали о театре до приезда в Омск?

 

– Я попал в «Арлекин» по приглашению директора Станислава Марковича Дубкова. Но о театре слышал уже давно. С артистами Натальей и Дмитрием Войдак учился в одно время в Санкт-Петербургской академии театрального искусства, с Ириной Сергеевой и Александром Кузнецовым – в Ярославском театральном институте. Так что мне много рассказывали про «Арлекин». И, конечно же, встречался с театром на различных фестивалях.

 

– А первое впечатление об «Арлекине» какое было?

 

– Конечно, впечатлило здание театра. Даже не верится, что было возможно построить такое здание для театра кукол.

 

– Вы легко здесь сработались с труппой, с художником?

 

– Могу сказать, что достаточно легко. Есть ощущение, что мы с ними «одной крови». Бывает иногда, что и коллектив хороший, и режиссер отличный, а спектакль в итоге не получается. Труппа «Арлекина» готова на творческие эксперименты, бросается в них с головой. Это было одной из причин выбора материала для спектакля.

 

 

– Я знаю, что для постановки вы сами написали пьесу. Вы часто так делаете?

 

– К сожалению, я вынужден это делать. Сейчас мало современного хорошего драматургического материала. К тому же, мало театров, которые готовы внести в афишу незнакомое название. Есть театральная поговорка «Искусство – в массы, а деньги – в кассы!». И вы понимаете, что неизвестное название – это большой риск. Но «Арлекин» рискнул, к большому моему удивлению.

 

На художественном совете директор сказал, что хочется радости от спектакля, и тогда я предложил сказку «Добренький Рул» нидерландской писательницы Анни Шмидт. У этой сказочницы ХХ века замечательные фантазия и чувство юмора. После того, как я рассказал ее сюжет, все воодушевились и приняли решение взять этот материал в работу. По мотивам этой сказки я и написал свою пьесу.

 

– Сейчас работа над постановкой уже завершается. 10 сентября премьера. Что вы можете сказать о том, что получается?

 

– Я жду с нетерпением, когда придет зритель в зал. Зачем зритель ходит в театр? За эмоциональной встряской. Для меня этот спектакль сравним с аттракционом «Американские горки». Он должен держать зрителя в эмоциональном напряжении почти на протяжении всего спектакля, для того, чтобы в финале он облегченно выдохнул.

 

Несмотря на то, что действие спектакля перенесено в мастерскую праздников времен Людовика Пятнадцатого, зритель без труда узнает и наше время. Мастерская приготовила праздник на день рождения дочери знатного вельможи. И основой праздника стало кукольное представление о добром короле Руле.

 

Это представление и является историей, предназначенной для детей. Его моралью станет мысль, важная и для детей, и для взрослых: «Прежде, чем чего-то желать – подумай о последствиях». Ну, а для взрослых на передний план выйдут взаимоотношения Заказчиков и Творцов. Творцы всегда хотят поразить воображение заказчиков, но у заказчиков бывают свои пожелания. 

 

– А у вас есть пожелание будущим зрителям вашего спектакля?

 

– Расслабиться и получить удовольствие. Не бойтесь незнакомого названия, приходите.