Полгода назад омский блогер Антон Илющенко впервые в истории стал лидером «Живого журнала». Сделал он для этого всего ничего: опубликовал статью с заголовком «Пацаны ваще ребята», в которой разместил ссылки на фотографии с вечеринок в омском кафе «Эверест».



На этих фото пьяное голое быдло соревновалось между собой в отвратительных конкурсах за банку пива. Статья взорвала интернет, Антон мгновенно прославился на всю страну, а заодно и невольно прославил Омск с неприглядной стороны, обнажив реалии «светской» жизни провинциального городка.

На этом веселая история успеха ­27-летнего блогера могла бы закончиться, если бы вскоре за ним не пришла полиция. С тех пор и по сей день идет следствие по поводу того, являются ли эти фото порнографией и сядет ли теперь блогер в тюрьму за ее распространение».



Лобанова: Антон, это была та самая слава за 15 минут?
Snaf: Да, мой пост в первый час попал в топ «Живого журнала» и еще несколько дней был первым по числу просмот­ров в России. Мне было приятно.
Ильиченко: А теперь, наверное, уже тысячу раз пожалели об этом?
Snaf: Не пожалел, но сейчас сделал бы все иначе. По крайней мере, заретушировал бы героям фотографий особые места.
Лобанова: То есть два года вашей свободы зависят от маленького черного квадратика?
Snaf: Думаю, да. Все было ­бы совсем по-другому.
Лобанова: Последняя новость об этом деле, которую я видела на сайте УМВД, говорила, что в вашем посте ищут порнографию.
Snaf: Уже нашли. На трех фото.
Лобанова: Там же люди сексом занимались прямо на сцене?
Snaf: Нет, это имитация была.
Ильиченко: Очень правдоподобная.
Snaf: Они просто без трусов стоят. Я вообще не представляю, как можно заниматься сексом, когда только что я тут пил пиво «с пацанами», ­потом ­пошел на сцену, какой-то конкурс идет, а я сразу снял трусы и давай сексом заниматься. Теоретически. У меня так бы не получилось.
Ильиченко: Почему, как думаете, статья получила такой резонанс?
Snaf: Там же люди заваривают «Доширак» «Ягуаром», пьют это, обливаются этим, раздеваются догола и ведут себя как животные – и все это на сцене, чтобы выиграть банку пива. Это – нормально? Я сам всю жизнь прожил в Амуре и видел, как люди опускаются.
Ильиченко: Герои вашей статьи пытались с вами связаться?
Snaf: Приходили сообщения: «Тебе чо, больше всех надо? Ты ваще кто такой?»
Лобанова: «...и с какого раёна?»



Ильиченко: Сразу видно, что ты тоже в Амуре выросла.
Snaf: Я просто не отвечал, тем более, это было только в первые дни. Мне тогда, в принципе, и на телефон не было времени отвечать, потому что мне звонили со всей страны, с «Первого канала». Хотели пригласить на передачу «Пусть говорят», но мы не сошлись по времени, и они больше не звонили. Думаю, если меня посадят, они снова позвонят (смеется). Я тогда впервые оказался в подобной ситуации и сразу же нашел адвоката. На всякий случай.
Ильиченко: Знаете, мне кажется, что всех поразило то, что люди готовы были оголиться и творить непотребства за минимальные материальные блага. или за банку пива. А если бы они это делали за бутылку коллекционного вина? Или Peugeot 307?
Лобанова: За Peugeot 307 и я бы там что-нибудь (смеется)...
Ильиченко: Люди на острове едят червей за миллион рублей. Снять трусы ради машины – это, наверное, не так страшно?
Snaf: Ситуация в том, что мы понимаем: Peugeot 307 каждому прохожему просто так не достанется. Поэтому это будут уже другие конкурсы. Среди бизнесменов, например.
Лобанова: Ох, мы бы поприсутствовали на таком конкурсе!
Ильиченко: А вы на каких условиях сделали бы то же, что ваши герои?
Snaf: Когда я был моложе, в состоянии алкогольного опьянения я бы, может, и поучаствовал в каких-нибудь конкурсах. Понятно, что это возраст, желание показать себя крутым, что тебе не слабо. Я вот не курил в школе, когда все курили, а просто рядом стоял и был пассивным курильщиком (смеется).
Лобанова: Так какую вы там машину хотели в 16 лет?
Snaf: В 16? Никакую не хотел. Я хотел школу закончить.
Лобанова: Подождите, судя по фото, в «Эвересте» зажигали ребятки-то далеко не маленькие.
Snaf: Это их образ жизни. Понятно, что они не растут духовно и не развиваются. Но я не считаю, что они потеряны для общества. В чем-то они могут быть хороши.
Лобанова: Если бы вы стали мэром, закрыли бы «Эверест» и ему подобные заведения?
Snaf: Ни в коем случае. Я бы не сказал, что «Эверест» – гадюшник. Обычное кафе, есть ведущий, диджей, фотограф, охрана. А ночью там...
Лобанова: Город засыпает, просыпается быдло и начинает поливать себя «Дошираком».
Snaf: Заведение должно жить, должно процветать. Они должны сейчас воспользоваться этим бесплатным пиаром на всю страну, сделать так, чтобы к ним ходил народ и продолжал радоваться. Сейчас они сделали банкетный зал, второй этаж, и, как я понял, перестали проводить ночные мероприятия. Теперь они даже не «Эверест», а почему-то переименовались в «Эдельвейс».
Ильиченко: Почему-то?
Snaf: Понятно, что они хотят смыть грязь, которая ассоциируется с их названием. Но тогда их никто не будет знать! Какой-то банкетный зал «Эдельвейс»... Кому он интересен?
Лобанова: Хозяин печально знаменитого заведения вас не искал?



Snaf: Нет, не искал, а я и не прятался. Его реакция на эту шумиху довольно странная: «Это все не мое». Так ты лучше признайся: «раскаялся, выгнал всех этих подонков, приходите ко мне проводить банкеты».
Ильиченко: А что бы вы стали делать, если бы сами оказались на такой вечеринке? Ушли бы или смеялись и фотографировали?
Snaf: У меня нет такой привычки – сразу начинать фотографировать, ­особенно в чрезвычайных ситуациях. Что, конечно, плохо для блогера. Первая реакция – сразу помочь человеку. Я не стал бы лезть на сцену и кричать: «Люди, что вы делаете? Одумайтесь!» Меня бы оттуда вывели первого. Я бы скорее сидел, наблюдал.
Лобанова: Не грустно вам сейчас страдать за чужие гениталии сомнительной свежести?
Snaf: Я как та девочка из детдома. Нашумевший случай: девочка в детском доме сняла видео, как старшие избивают младших. А потом выложила в интернет с подписью «помогите!» И на нее завели уголовное дело за соучастие. Так и я.
Лобанова: А как вообще проходят ваши допросы в полиции? Заходите вы такой в отделение, а вам фотками в лицо тычут: «Ты эту пи..ку в интернет выложил?!»
Snaf: Я вообще ничего не выкладывал. Я скопировал ссылки на фотографии с другого сайта. Потом десятки тысяч человек сделали ссылку на меня.
А виноват­ в результате не владелец заведения, не фотограф с ведущим, не кто-то другой сославшийся, а я.
Забавно, что на официальном сайте УМВД написали, что нашли виновного – жителя Омска 1986 года рождения. Я – 1986 года рождения. Спрашиваю у них: «Вы меня имеете в виду? Я уже обвиняемый, а не свидетель?» На что получаю ответ: «Ой, ну что вы всему верите, что в интернете пишут». То есть они мне говорят не обращать внимания на всякую фигню, которую пишут в интернете (на их официальном сайте), а сами заводят дело из-за фигни в интернете.
Лобанова: Вам понравилось, когда омички снялись обнаженными в вашу поддержку?
Snaf: Все, что делается в мою поддержку, мне нравится. Ну, если только убивать во имя моей свободы не пойдут. Если бы я был один и меня никто не знал, я наверняка бы уже сел.

Фото: Юлия Саютинская
Текст: Валерия Лобанова