Черный снег, выпадавший в Октябрьском округе в течение нескольких зимних дней, вызвал в городе бурное возмущение. Способен ли пепел от злополучной ТЭЦ запятнать репутацию руководителя? Размышляет Виктор Гаак, директор Омского филиала ОАО "ТГК-11".


– Виктор Климентьевич, много вопросов в последнее время вызывает работа ТЭЦ-5. Из-за выбросов предприятия в Октябрьском округе и поселке Ростовка нынешней зимой выпадал черный снег, люди вынуждены дышать золой. Вы как-то пытались решить эту проблему?
– Сегодня вы видите золу на улице? Нет, хотя стоят холода и на ТЭЦ выпадает большая нагрузка. Если бы выбросы производились так, как их описывают, то черный снег лежал бы везде. Когда мы решали вопрос по Ростовке в областном министерстве природных ресурсов, то выяснилось, что большинство выбросов производилось в декабре. В том месяце из 31 дня 20 были неблагоприятными. Стояла морозная погода, не было ветра, поэтому все выбросы и осели в районе расположения ТЭЦ. Нагрузку в январе мы не снижали, и никаких проблем с выбросами не возникало – черный снег в Ростовке выпал именно по причине неблагоприятных погодных условий.

– Почему подобные проблемы возникают только на ТЭЦ-5?

– Не только на ней. В той же Ростовке стоит котельная, которая выбрасывает дым прямо на окна домов, этого просто не видно, потому что котельная газовая. На ТЭЦ-4 есть выбросы, но рядом нет жилых домов.

– Вы пытались объяснить людям причину выпадения черного снега?
– Мы проводили прямую телефонную линию с населением. Интересно, что в Ростовке недавно поставили свою котельную, но теперь люди просят нас вернуться. Они все лето без горячей воды просидели.

– То есть инцидент с ТЭЦ-5 никак не повлиял на репутацию «ТГК-11»?

– Любой негативный случай бьет по репутации компании. ТЭЦ-5 в прошлом году отметила свое 35-летие. Вы часто слышали критику в адрес предприятия? Я недавно разговаривал с бывшим управляющим «Омскэнерго» Владимиром Кротовым, при нем начиналось строительство ТЭЦ-5. Так он предлагает напомнить людям, что после открытия ТЭЦ-5 в городе закрыли 147 котельных.


«Наши сотрудники не баллотируются в депутаты горсовета, потому что мы работаем на благо людей. Политиканством не занимаемся»

– Когда вы слышите: «ТЭЦ-5 травит людей», вы успокаиваетесь тем, что знаете суть проблемы?

– Я не успокаиваюсь, пока не разберусь в этой ситуации. Меры принимаются сразу. Вы же понима­ете, что я такой же житель Омска. У меня нет виллы на Лазурном берегу – живу в районе улицы 10 лет Октября. Сам 22 года отработал на ТЭЦ-5 и отлично знаю, что там может произойти. Я бы поостерегся говорить, что ТЭЦ-5 – вредитель. Давайте взвесим: какая польза и какой недостаток.

– Давайте. Еще в 2008 году Роспотребнадзор выдал предписание ТЭЦ-5 о разработке проекта санитарно-защитной зоны радиусом один километр?
– Проект санитарно-защитной зоны был, но изменились требования к подобным проектам. Больше года длятся только натурные испытания, после этого идут уточнение и корректировка. Сейчас много говорят о жилом доме, который попал в эту зону. Когда-то он был построен для охраны и строителей «Омскэнерго», а затем его передали городу. Дом с нарушением законодательства оформили как жилой. И если встает вопрос о расселении, то этим должна заниматься администрация города, а не «ТГК-11».

– Но речь идет об одном доме, только если санитарно-защитная зона будет сокращена до 600 метров, чего добивается ТЭЦ-5. Как же остальные здания?
– Есть еще дом престарелых, есть дачи, построенные с разрешения всех органов. Разбираться с этим будет тот, кто нарушил закон и позволил строить там жилые дома. Бывает, что у нас в стране и коттеджи в природоохранной зоне строят. Как это возможно? Не знаю. Бреши в законодательстве – если не запрещено, то можно. У кого-то 200 лет конституции, а у нас молодая демократия. Если будет стоять запрещающий знак и под него никто вне зависимости от ранга не будет ездить, тогда у нас и будет все нормально.

– В этом вопросе вы разделяете свою репутацию и репутацию компании?

– Мой имидж зависит от репутации компании, но я нанятый менеджер. Если я нанесу ущерб «ТГК-11», то меня просто уволят. Так что разделять здесь я бы не стал.

– Почему тогда весь негатив ассоциируют с вашим именем?
– Я – вредитель? Нигде подобного не читал. Радикальные суждения свойственны русскому языку. Вы завтра интервью напишете, и о вас такое могут сказать в России. Не считаю, что нанес ущерб имиджу компании. Вы приходите ко мне и говорите, что на улице холодно, но не у вас дома. А если у кого-то дома холодно, то это не дорабатывает ваша управляющая компания. Я не могу влиять на температуру в одном отдельно взятом здании, но люди почему-то считают иначе. К сожалению, наша репутация страдает от недоработки конкретных инженеров на местах.

– Последствие злополучной реформы ЖКХ?
– Сегодня многие работники управляющих компаний хотят стать депутатами Горсовета. Хорошо, но ведь потом они же будут предъявлять претензии администрации города, что нет контроля за управляющими компаниями. Получается, они сами себе адресуют эти вопросы. Политика – дело тонкое, но мы этим не занимаемся. Мы занимаемся производством, чтобы у всех было тепло.

– На ТЭЦ-5 в сутки сжигают до трех эшелонов экибастузского угля. Может быть, пора подумать о переводе ТЭЦ на более экологичный природный газ?

– В свое время я был в Норвегии, там получают 45 процентов угля из Кузбасса. Вопрос стоит один: что лучше и выгоднее. Сегодня экибастузский уголь стоит 900 рублей за тонну. Для ТЭЦ-2 мы получаем кузбасский уголь, он в 2,5 раза дороже. А газ дорожает на 15% ежегодно и стоит в три раза дороже экибастузского угля.

– На недавней пресс-конференции Леонид Полежаев заявил, что против перевода городских котельных на газ выступила мэрия. Мол, мазут проще воровать.
– Сегодня приборы учета есть на всем. Уголь получаем – есть весы. Мазут и газ – есть расходомеры.

– Однако Татьяна Вижевитова говорит, что нельзя разом все котельные перевести на газ.
– Перевести разом можно все, если есть деньги, а сейчас их ни у кого нет. Каждая вложенная копейка в энергетику окупается только через десять лет. Какой бизнесмен согласится вкладываться на таких условиях? Цена на газ каждый год растет на 15 процентов, на экибастузский уголь – на пять-шесть процентов. У нас в области переводили некоторые котельные на газ, теперь переводят на дрова и уголь. В плане экологии газ, конечно, лучше, но такие котельные не предусматривают резервного топлива. Когда появится ограничение по газу для каждого региона, они вообще перейдут на мазут. Вот вам и вся экология. И почему-то тарифы этих котельных выше, чем у «ТГК-11».


«Седые волосы у меня на голове не из-за генной предрасположенности, а из-за того, что бессонными ночами приходится решать рабочие проблемы»

– Когда возникли проблемы с Красногорским гидроузлом, Леонид Полежаев в эфире «Губернаторского часа» заявил, что готов купить в этом районе дачный участок, чтобы доказать безопасность строительства гидроузла. Может, и вам стоит купить дачу возле ТЭЦ-5?
– У меня есть дача в Ростовке с 1985 года. Ни разу не замечал, чтобы там выпадала зола. Директор ТЭЦ-5 живет в Ростовке, в доме, который построило предприятие. Наверное, он бы знал, что там нельзя открывать окна во время выброса. Прекрасно понимаю тех, кто страдает от этих выбросов. Жители города должны знать, что у них есть свет и тепло, потому что работает ТЭЦ-5, а не искать причину для недовольства.

– Может быть, вам стоит лучше объяснять это горожанам?
– Мы не прячемся ни от кого. Мы разъясняем и делаем все, что возможно. У нас выполняется большой объем природоохранных мероприятий – постоянно реконструируются электрофильтры. Замена только одного электрофильтра на ТЭЦ-5 обходится в 150-180 миллионов рублей. Их там девять, один мы все же постараемся заменить в этом году. Строится новая секция золоотвала стоимостью 1,3 миллиарда рублей. Будет преду­смотрена защита подземных вод, чего раньше не делалось. Это далеко не полный список.
Меня узнают на улицах, это говорит о том, что у меня положительный имидж. Нехороших людей обходят стороной. Омичи понимают нашу компанию и благодарят за работу. Наши сотрудники не баллотируются в депутаты Горсовета, потому что мы должны работать, на благо людей работать. Политиканством заниматься не хотим и некогда.

– Вы полностью удовлетворены своей работой?
– Есть бизнес, и мы могли бы не развивать его. От подключения новых потребителей зарплата у меня не вырастет. Субсидий область нам тоже не дает, но при этом у нас самые низкие тарифы по теплу в Омске. Компания поддерживает все начинания в регионе. Подключаем потребителей в новых домах на Левом берегу и там, где закрываются котельные. В каком-то смысле мы социальные работники, но это тяжелая и приятная функция. Я постоянно в напряжении – заряда батареи на телефоне хватает всего на сутки. Очень много звонков. В любое время мне диспетчер докладывает о всех происшествиях. Седые волосы у меня на голове не из-за генной предрасположенности, а из-за того, что бессонными ночами приходится решать рабочие проблемы.

– Ваш сын тоже работает в энергетике, преждевременная седина все-таки рискует стать вашей фамильной чертой.
– Сын работает в «Интер РАО ЕЭС». Если б мне не нравилось работать самому, то я бы и сына, наверное, отговорил, но он сам принимал решение. За большими деньгами надо идти в бизнес. У меня нет заводов за душой, но есть стабильный доход. Могу работать везде, где есть дымовая труба. Так нам еще в техникуме говорили.

– По слухам, можно заметить невооруженным глазом, что по выходным облако над ТЭЦ-5 становится заметно гуще. Проверяющие организации отдыхают, и поэтому фильтры на время для экономии отключают. Правда ли это?
– Дело в том, что оборудование на ТЭЦ работает при температуре +560 градусов и при высоком давлении. Для того чтобы вывести его в ремонт, требуется охладить, на что уходит до 16 часов. Поэтому, чтобы подготовиться к ремонту, оборудование выключают в субботу и воскресенье. Но вовсе не для того, чтобы якобы скрыть выбросы.

– Наш журнал выходит в преддверии 8 Марта. Поэтому предлагаю отойти от острых вопросов и завершить интервью на лиричной ноте.

– У нас в компании около 40% работников – женщины. В этот замечательный день хочу пожелать всем женщинам счастья, любви и, конечно же, праздничного настроения.

Текст: Василий Епанчинцев. Фото: Владимир Тищенко