В самом большом омском театре - музыкальном – решили на день рождения родному городу подарить спектакль о новорожденном. Сказано-сделано, а слово директора Бориса Ротберга, как известно, тверже гороха.  

И вот уже режиссер из знаменитого МХАТа Николай Скорик поставил у нас впервые в России «Омского пленника» по поэме с длинным названием «Правдивая история об Увенькае, воспитаннике Азиатской школы толмачей в городе Омске» известного далеко за пределами третьей столицы нашего поэта Леонида Мартынова.


Николай Скорик (слева) и его омский гость Никита Высоцкий, сын Владимира Семеновича

Поэтическое произведение само по себе не очень объемное, но что мешает его дополнить либреттисту, он же режиссер постановки. «Автор либретто имеет право на некие вольности. Ведь поэт писал не произведение для сцены», - пояснил МС2 знаток творчества Леонида Мартынова Марк Мудрик. И, заметим, что вольности присутствовали.

Сама поэма, по словам Марка Мудрика, появилась в тот период творчества Мартынова, когда поэт уже понимал, что страшный 1937 год не за горами. Причем, осознавал он это, в отличие от своих менее прозорливых коллег, в полной мере, а значит уход в исторический аспект (поэма повествует о периоде 1836-37 годов) вполне обоснован. Рассказывая о реальности, можно не попасть в струю, а так, ну какой большевистский спрос с коменданта Омской крепости и его невесты, а затем и жены-стервы.



Опыт постановки произведений об Омске у труппы Бориса Ротберга был. Вспомним, «Любину рощу» по пьесе артиста музтеатра Георгия Котова на музыку Владислава Казенина, экс-замминистра культуры СССР. В спектакле этом на сцену Омского музыкального с 1999 года выходят и знаменитая Люба, жена губернатора, и сам генерал-губернатор Гасфорт, и даже Чокан Валиханов. В общем, все «путём», как в знаменитом советском фильме: «вот дерево, а вот мужик сидит».

Опера в 2-х действиях заслуженного артиста России Андрея Семенова по Леониду Мартынову мелодична и шлягерна. Герои поют: «Никогда, никогдааааааааа не бывало такого июля» или «Полковник наш совсем не сед», после чего вспоминается классическое опереточное: «Куда-куда, о, боже мой, куда-куда, о, боже мой». Музыкально произведение звучит, на слух ложится великолепно.


Сцена из спектакля. На переднем плане "полковник наш совсем не сед". В головном уборе этого, правда, не видно
 
Закадровым голосом постановки стал знаменитый Олег Павлович Табаков, который читает стихи Мартынова. Участие мэтра объяснимо - режиссер-мхатовец Николай Скорик решил, по всей видимости, задействовать своего худрука, который погоды не мог испортить априори.

Занятно, но премьеру дирижировал не главдир Омского музыкального Юрий Соснин, а открытый им двадцатидвухлетний Антон Легкий, теперь он новый дирижер оркестра труппы Бориса Ротберга. Талантливого пятикурсника Уральской консерватории сейчас, по информации МС2, планируют активно задействовать в репертуаре. И правильно: молодой, перспективный, задорный, с блеском в глазах, с оркестрантами и солистами общий язык нашел «на раз».



Новая звезда Омского музыкального - дирижер Антон Легкий

А теперь о вольностях, которые позволил себе либреттист. Согласитесь, от Мартынова можно ожидать любовной лирики на пленэре, но что местом действия сцены страсти станет скотобойня, никто не мог представить. По воле либретто Скорика, жена коменданта Омской крепости, страдающая от недостатка внимания мужа, отдает себя брутальному мяснику. Она в красном платье, он, как положено, в фартуке, все между туш мяса. Но самое непонятное, зачем Скорик «запихал» в эту сцену еще и малолетнего Увенькая, для исполнения роли которого Омский музыкальный действительно набрал детишек. Вот нет на него Мизулиной, честное слово.


В роли маленького Увенькая Глеб Режепа

Сложно было хореографу постановки Надежде Китаевой что-то интересное поставить среди нагромождения декораций. На сцене - масштабные макеты старых зданий Омска, развернуться особо было негде. Возможно, по этой причине танцы, откровенно говоря, получились шаблонными. Периодически появляющейся лирической паре не хватило развития темы, а кордебалету и вовсе не повезло - брали массовостью, слаженности же, где надо, добиться не удалось.


Надежда Китаева вряд ли сможет записать "Омского пленника" себе в актив

14 лет в репертуаре Омского музыкального «Любина роща». Теперь появился «Омский пленник». Ни в одном в театре Омска нет постановок о родном городе. Одно это уже выделяет труппу Бориса Ротберга. Хочется, правда, гармонии во всем: сочетания идеи, музыки, воплощения. Пока есть еще повод двигаться к совершенству.  


Сцена из "Омского пленника"

Василий Романов