Никита Михалков - это памятник, который встал на колени. Его обожают за отрицательные роли в фильмах и терпеть не могут за моральный императив. Заслуженный царь российского кинематографа дал великое интервью
«МС2».

Кампания против меня началась после «Сибирского цирюльника». Фильм имел бешеный успех – его посмотрели 2 миллиона зрителей. Следующая за ним в рейтинге картина едва собрала 200 тысяч. Это и есть причина.

Нет новой информации? Запускаем старую. Это принцип некоторых журналистов. Я на днях прочитал в интернете, что Марлен Хуциев отказался посетить съезд Михалкова. А съезд-то был четыре года назад. Нормально, да?

Я никогда не обижаюсь. Если человек хотел тебя обидеть, зачем доставлять ему удовольствие? А если не хотел – его можно простить.

Я хочу, чтобы тот обсуждаемый один процент от продажи всех чистых CD в России реально доходил до авторов. Так принято во всем мире. Чтобы объяснить это, я пригласил в «Бесогон» (видеоблог Михалкова) юриста. Но кто в России верит юристам?

«Этого алчного старика нужно посадить на кол». Это самое безобидное, что я сегодня слышу в свой адрес по этому поводу.

Нынешний кинематограф находится в полной попе. На смену ненавистной советской идеологии пришла вроде бы свобода, а на самом деле распущенность и хаос.

Современный зритель не хочет смотреть, как он мерзок, пьян, бездуховен, отвратителен, туп и лжив.
Вроде ничего не забыл.

Артхаус – это не всегда артхаус. Иногда это просто дрянное кино.

Посмотрите картины, которые в последние годы получали призы на международных фестивалях. Там нет созидательного начала – одна нелюбовь к тому месту, где ты живешь.

У России сегодня один путь – путь на Восток. Отток населения из европейской части страны в Сибирь – это стратегическая необходимость.



Коленопреклоненный Никита Михалков на открытии Успенского собора, 2007 год

Я сам готов сюда переехать. Я не такой уж любитель столичных тусовок. Ну, или если сильно прижмет, всегда можно купить билет на самолет и сгонять на день-другой.

Возьмите США... Разве есть у человека, живущего в Чикаго, такая заветная маниакальная мечта жить в Нью-Йорке? Да, он приедет, посмотрит, сходит на бродвейский спектакль, но так, чтобы: «Не могу жить в этом болоте, хочу в Нью-Йорк!!!» Невозможно.

При Столыпине, когда он расселял страну, сумма выручки от продажи масла в год в три раза превышала доход от добычи золота. Но золото, нефть и газ нам послал Бог, а что мы руками-то своими сделали сегодня?

Не надо изображать из себя европейцев.
Это как надеть костюм от Кристиана Диора на давно не стираные кальсоны.

Губернатор Виктор Назаров произвел на меня хорошее впечатление. Я людей определяю по рукопожатию – у него оно крепкое и позитивное.

Мне несложно было бы стать депутатом Госдумы или даже министром. Дело такое, что я сам себе партия.

Каждую нашу встречу с Путиным я его критикую. Это такой заинтересованный спор, разговор на равных. Будь я министром или депутатом – разговор бы не получился.

Я не считаю себя знатоком политологии. Но как русский интеллигент имею точку зрения по любому вопросу.

Я не согласен с тем, что в последнее время хочу выглядеть добреньким и играю только положительных дедушек. Вспомните хотя бы «Жмурки».

Когда Балабанов предложил мне сыграть мафиози в кожаном пиджаке – это был стеб над стебом, и тем он меня увлек. Это своего рода самоочищение, чтобы не забронзоветь в ролях, которые были прежде. В Союзе артист, сыгра­вший Ленина, в буффонаде играть не мог.

Я никогда не запоминаю, где познакомился со своими друзьями. С Андреем Голушко кто-то нас свел. Случайность. И мы взаимопрониклись друг к другу. Я его очень люблю и уважаю. Это думающий, ищущий человек, уж поверьте Михалкову.

Записал Станислав Жоглик. Фото: Диана Огородникова