Омский музей Врубеля, резонно решив, что ждать милостей от природы в смысле финансирования в период кризиса не стоит, представляет омичам собственные бесценные шедевры. (ФОТО)

 

Там открылась выставка «Алексей Явленский. Alexey von Jawlensky. Сибирская коллекция», которая совсем недавно вернулась в Омск из Швейцарии. Куратор экспозиции Ирина Девятьярова прокомментировала «МС2» факт экспонирования омских работ в самом сердце Европы.

 

Ирина Девятьярова, научный сотрудник музея имени Врубеля, куратор экспозиции Алексея Явленского

 

- Да, именно эту выставку возили в Швейцарию. 8 картин. У нас 9 картин, но девятая находится на обороте работы «Натюрморт с пестрой скатертью», поэтому зрители ее, как правило, не видят. Мало того, что перпендикулярно расположена, она еще и закрыта, мы ее не можем экспонировать. Поэтому вы видите только 8 картин.

 

Автопортрет Явленского из собрания музея имени Врубеля

 

 

- Как щвейцарцы принимали нашего Явленского?

 

- Для них это было своего рода открытие. Потому что Явленского за рубежом очень любят, знают, восхищаются им. Любят они этого художника уже зрелого - его работы 10-х, 20-х и 30-х годов прошлого века. А у нас ранние его картины. У нас одна работа 1909 года, где художник предстоит тем мастером, которым он стал в результате эволюции своей, как бы напитываясь опытом предшественников современников-французов. Но, тем не менее, при упоминании имени Явленского западноевропейский зритель замирает. Он его знает и любит. Я сама не присутствовала в Швейцарии, но я видела фото с швейцарской экспозиции. На снимках они толпятся, они смотрят, они восхищаются. Они задавали вопрос, откуда в Омске, в Сибири, которую трудно найти европейцам на карте, где так холодно, Явленский? В то время, как его мало - в Русском музее 2 работы, в Эрмитаже одна работа, в Третьяковке 2 работы. А у нас их 8. Но было больше.

 

Пейзаж Явленского из собрания Омского музея имени Врубеля

 

- Куда же делись остальные?

 

- У художника был брат Дмитрий Георгиевич Явленский, действительный статский советник. Служил в Петербурге в министерстве внутренних дел.

 

Дмитрий Явленский. Портрет из собрания музея имени Врубеля 

 

- Как сейчас говорят, он был силовиком.

 

- Да. В 1914 году его направляют в Омск возглавлять канцелярию генерал-губернатора Степного края. Он привозит сюда, в Омск, семью, свои вещи и коллекцию работ брата-художника, которая у него собиралась с 1893 года. То брат приедет подарит, то из Германии с выставки картины его забирает по ее окончании. О том, что произведений Явленского в Омске было значительно больше, рассказывал мне выпускник худпрома, который поступил туда в 1920 году в возрасте 15 лет. (Худпром - Омский художественно-промышленный техникум. Просуществовал с 1920 по 1930 годы - примечание «МС2»). Он мне говорил: «Я помню картины Явленского. Они висели в библиотеке. Там были лица зеленые. Наши педагоги возмущались, потому что они закончили Строгановское училище». С 1920 по 30-е годы был музей при худпроме. В 30-м, после закрытия учебного заведения, музей закрыли на замок. Но работы исчезали.

 

Пейзаж Явленского из собрания музея имени Врубеля

 

- Почему вы так решили?

 

- Мы здесь не видим этих лиц зеленых. И кроме того, одна работа Явленского чудесным образом оказалась в Ташкенте. Ее продала туда вдова художника Гуляева, друга омских художников и участника объединения «Новая Сибирь». Но это тоже предположение, что Гуляев здесь был. Каким-то образом он увидел собрание. Ему понравилось. Поэтому коллекция, которую довез до нас из Петербурга Дмитрий Явленский, дошла не полностью. Мало того, две картины находятся в Омском краеведческом музее.

 

Трехмерная модель картины Явленского из собрания музея имени Врубеля

 

- Какова сейчас стоимость работ Явленского на западных аукционах?

 

- Огромная. Это огромные деньги. Я начала заниматься Явленским где-то с середины 80-х годов прошлого века, и почти все каталоги, которые издаются на Западе, у меня есть. Без них невозможно работать. И вот я знаю, что какие-то произведения находились в одном собрании, на Западе, в Швейцарии, а года три назад они оказались в собрании московского коллекционера. Где-то, знаете, работ семь.

 

- То есть богатые москвичи стараются вкладывать средства в то, что не теряет в цене.

 

- Да. Раньше, когда мы делали каталог или трудились над статьей научной, мы писали, например, «Музей имени Врубеля» или «Музей в Висбадене», или «Частное собрание, Москва», или «Частное собрание, Локарно». Сейчас не пишут, где находится частное собрание. Потому что весной эта работа в Локарно, а осенью она уже в Москве будет. Наша нынешняя выставка Явленского приурочена к 150-летию со дня рождения мастера, который был 25 марта. Но в это время экспозиция была в Швейцарии. Любопытно, что на Западе поклонники Явленского отметили эту круглую дату в прошлом году, потому что в 1896 году он со своей подругой Марианной Веревкиной был в Мюнхене. И он, когда там регистрировался, в Мюнхене в адресном столе, заполняя анкету, написал год рождения 1864. Но я выставила в этой нашей экспозиции копии архивных документов, согласно которым везде значится год его рождения 1865. Но метрической книги нет. Она не сохранилась.

 

- Охотно ли ходят смотреть омичи на шедевры Явленского или нам больше по сердцу Серов и Врубель?

 

- По сердцу больше Серов и Врубель. И, прежде всего, Айвазовский. Но для того, чтобы смотрели и Явленского, надо его работы больше рекламировать. Эта выставка будет работать до сентября. А потом вместо нее будет другая, в которую войдут и три портрета кисти Явленского. Она будет называться «Дорогие образы России». Мы покажем произведения, которые хранятся в наших запасниках, и люди их не видят.

 

Три портрета братьев Явленских из собрания Музея имени Врубеля

 

- Ценят ли москвичи наш музей благодаря наличию в нашей коллекции шедевров Явленского?

 

- Знают, по крайней, мере. Говорят: «А, это у вас Явленский!».

Беседовал Василий Романов