Уже названный некоторыми СМИ «самой дорогой постановкой в истории Омского ТЮЗа» спектакль «Маленькие трагедии» на деле оказался аскетичным и не доступным лицам школьного возраста.

 

 

Впрочем, и созданный Золотарем прошлогодний «Отелло» не поражал дорогим декором. А чем поражал?! Пожалуй, тем, что нынешнему художественному руководителю «тюзовцев» удалось зажечь исполнителей. И потому спектакль получился на одном дыхании.

 

 Более поздний «Остров сокровищ», рассчитанный на менее взрослую аудиторию, такого движения в одном направлении, увы, не демонстрировал. Хотя вроде бы и труппа работает, а задействован был едва ли не весь мужской состав, и главный герой - ровесник тех, кто, по идее, должен сидеть в зрительном зале, а нет чего-то. Не убеждают «тюзовцы»-пираты.

 

С «Маленькими трагедиями» по Пушкину все было сложнее. Явно надо было реализовать проект в определенные рамки дабы отчитаться за грант министерства культуры России. Золотарь признает, что если бы не случилось этого федерального вливания, он бы за реализацию своей задумки не взялся.

 

Владимир Золотарь

 

Как более чем «эффективный менеджер», которые так ценятся современной властью, Владимир Золотарь точно знает, что ему необходимо, чтобы получилось то, что он хочет. А необходимо было много-много оборудования, которого у Омского ТЮЗа не было. Теперь есть. Театру помогли, а что получил при этом зритель?!

 

 

Постановка продается в кассе с возрастным цензом «16+». Создатель убежден, что ничего такого, что нельзя показывать школьникам в его действе нет. Однако существует закон о пропаганде нетрадиционных взаимоотношений, под который легко можно подвести последний эпизод спектакля «Пир во время чумы», где в роли Мэри в женском обличье появляется Никита Пивоваров.

 

Введя такие возрастные ограничения для постановки, ТЮЗ сразу «отрубает» весомую категорию зрителей, но учреждение можно понять: попасть под судебный иск сегодня хоть и хорошо с точки зрения рекламы, но с имиджевых позиций это потеря.

 

Заранее предвидя ситуацию, Золотарь в интервью МС2 высказался, что на тех, кто просто придет в театр с целью, не читая, узнать содержание классического произведения, «тюзовцы» не рассчитывают. Значит школьники "в минусе". Однако, и взрослая публика вряд ли может считать эту постановку приобретением.

 

«Маленькие трагедии» от Золотаря значительно энергичнее «Маленьких трагедий» от «Студии Л. Ермолаевой», поставленных там Максимом Диденко. Но получился и не драмовский спектакль, и не ТЮЗ. Золотарь сделал правильный для эффективного менеджера шаг, пригласив на главные роли актеров Академического театра Драмы, которые сыграли у него то, что уже исполняли на сцене родного учреждения Мельпомены. Философствующий Теплоухов, герой-простак Манцыгин, артист на роль любовника с большим опытом Шапорин.

 

Руслан Шапорин

 

В классическом фильме режиссера Швейцера по «Маленьким трагедиям» Моцарта тоже играл простак Золотухин. Эту идею нельзя считать новой. Как не выглядит новым прочтением и уже упоминаемый эпизод «Пир во время чумы». Золотарь решил поставить в Омске что-то похожее на «Трехгрошовую оперу» розлива тридцатилетней давности. Да, большой оркестр и обширный хор. Но ведь не могло все делаться только, чтобы показать возможности музыкантов и то, что актеры стараются петь вживую?!

 

Из тех, кого стоит отметить, - исполнительница роли донны Анны Мария Сазонова. Актриса с хорошими внешними данными, но пока не раскрытым темпераментом. Сложно, правда, представить кого можно поставить с ней в пару: одного роста с не мелким Шапориным в роли дона Гуана она только без обуви. Но даже красота Сазоновой не смогла отвлечь внимание зрителей от скрипучего появления статуи Командора.

 

Творение художника Кукушкина в виде кисти человеческой руки, выполненной из труб, выползло на сцену со скрипом, довершив эпизод «Каменный гость». Получился то ли недоделанный «хорор» - перед этим дон Гуан Шапорина убил одного из героев и свою экс-возлюбленную, сложив трупы друг на друга, то ли программа «Маски-шоу».

 

Хочется отдельно указать на умение тюзовского лидера Владимира Золотаря рассказывать о своих постановках. Все-таки роль Ираклия Андроникова, который так повествовал о культуре, что заинтересоваться предметом мог любой, хоть раз его услышавший, явно близка лидеру «тюзовцев». У него отлично получается презентовать собственные проекты, потому что он про них все знает.

 

Но рассказ - это не то, что получается в итоге в виде сценического действа. Хотя в названии автор дает себе возможность пойти при неудаче на попятную. Дескать «Маленькие трагедии. Опыт драматических изучений», как полностью называется постановка - это опыт. А он, если верить практике, не всегда приводит к тем результатам, какие подразумеваются.

 

Отдельные гламурные издания уже поспешили заранее записать «Маленькие трагедии» ТЮЗа в «Спектакль года». Пока этого не случилось. Но может быть произойдет 16 марта, когда пушкинская нетленка в версии Золотаря будет показана вновь.

 

Василий Романов

Фото: Дмитрий Феоктистов