Пьесу израильтянина Ханоха Левина «На чемоданах» поставили в главном омском театре.


Час сорок минут перемежающихся эпизодов с разными героями, которые порой встречаются только на похоронах. А похорон много, и это несмотря на то, что жанр премьеры в Омском академическом театре драмы определяют как «комедия». Конечно, зритель, на комедию в ожидании веселого действа «клюнет». Но спешу разочаровать тех, кто ищет просто развлечения. Не стоит тогда тратить вечер, чтобы потом плевать себе в бороду.

 

 


Экс-герой любовник петербургских подмостков, ныне модный режиссер Александр Баргман сделал то, что давно хотел. Во всяком случае, он признался СМИ, что не вчера положил глаз на творчество Ханоха Левина. Именно пьеса «На чемоданах» показалась ему наиболее подходящей для Омска.

 

Александр Баргман

 


И ведь он абсолютно прав. «Третья столица», как ни хотелось бы ее приукрасить наемным деятелям PRа (за что им отдельное спасибо: только знающие имеют понятие, насколько сложно говорить «халва», когда во рту все время горько), превратилась в город, где люди либо уходят в лучший из миров – в силу возраста, плохой экологической обстановки, наркотиков или заранее, в предвкушении у нас строительства Семипалатинской АЭС, либо покидают Омск в поисках рая еще на грешной земле.


Численность омской диаспоры в столицах уже тянет на отдельное издание под названием «Люди омского Прииртышья вдалеке от оного». Так что стремящийся своей репертуарной политикой - может, продуманно, а может, интуитивно - к некому успеху Омский академический поступил абсолютно правильно, поддержав предложение режиссера поставить у нас «На чемоданах». Опять же, как говорят, можно будет свозить постановку на землю обетованную. Там осенью фестиваль планируется.

 

Актер Моисей Василиади играет Мастера

 


За выбор сочинения - плюс. Еще один большой плюс - за экшен. В отличие от Московского театра Маяковского, поставившего эту пьесу израильского классика в 2012 году, где «На чемоданах» идет 2 часа 10 минут без перерыва, у Баргмана его вариант длится на полчаса короче. Зачет постановщику.


Еще одну галочку в графе «удалось» можно поставить за музыкальное сопровождение. Музыка Филиппа Гласа, Яна Тьерсена и Эрика Скодвина звучит удивительно к месту, добавляя впечатление и усиливая эмоции.


Удача спектакля - Николай Сурков в роли Зиги и Егор Уланов, воплотивший образ Эльханана. Оба играют молодых людей на грани истерики. Вообще, количество людей в пограничном состоянии на сцене как-то зашкаливает. Но ведь это правда, где ж сейчас найдешь абсолютно здоровых?! Вот и у Баргмана встречаются горбун, молодой человек с опухолью головного мозга, обладатели преувеличенного либидо и эдипова комплекса.


«Семья - это не просто. Дело не в ячейке общества, а в памяти, которая остается, которая передается», - сказал г-н Баргман перед генеральной сдачей спектакля, определив этим лейтмотив постановки. Все из семьи. Наши комплексы и психологические зажимы рождаются там, но они не уходят, даже если нас покидают люди, создавшие подобные проблемы.


У Баргмана все, ушедшие в лучший из миров, остаются на сцене, переодевшись в белое, подобно ангелам. Первым в таком виде с самого начала предстает герой Руслана Шапорина, и долгое время совершенно непонятно, а зачем он там, на втором этаже сценической конструкции.


Текст Левина в переводе Аллы Кучеренко местами довольно приземлен - вроде похода в туалет героя Евгения Смирнова, вся семья которого переживает за главу фамилии, который вот уже пять дней не может совершить акт дефекации. 
Или замечательное исполнение женским трио в составе Ирины Герасимовой, Екатерины Потаповой и Ольги Солдатовой песни про зеленый стручок, который веселит их тем, что совершает поступательные движения в том районе, откуда растут ноги. А, между тем, в спектакле много трогательных моментов.


Например, ожидание «перемены к лучшему», которое произойдет в результате переезда абсолютно маразматичной мамы в дурдом (ее играет актриса Валерия Прокоп). Сын (актер Влад Пузырников) предает мать по настоянию супруги и умирает от тоски. Или герой Егора Уланова, который просит мать (актриса Наталья Василиади) не торопиться к ангелам, потому что дозвониться туда нельзя. Все закономерно. Если где-то уходит - не факт, что в другом месте добавляется.


Добавится ли нечто у зрителей новой премьеры «академиков»?! Вопрос сложный. Мы так часто загоняем глубоко внутрь нерешенные семейные проблемы, что, когда нам про них напоминают другие, не всегда готовы это понять. Баргман оказался смелее большинства. «Чище», - сказал о нем актер Егор Уланов. Питерский режиссер не побоялся взяться за проблематику, ради которой надо глубоко копнуть и у себя. 
Он копнул. «Надо вспороть в колодце на дне. Поскрести и вынуть. И зритель тоже вынет из себя», - сказал Уланов по поводу своей роли.

 

Егор Уланов

 


О явных минусах. Баргман не скрывал перед журналистами и публикой, что времени на постановку не хватило, поэтому сейчас все сделанное им и труппой будет наполняться жизнью и обрастать актерскими находками. Пока театр в начале пути в этом смысле.

 

Баргман перед началом общается с омской публикой


«Мы приходим в этот мир не для того, чтобы жаловаться на болезни и считать деньги. А что-то важное друг другу забываем сказать», - говорит один из героев «На чемоданах». Этот рефрен нужно помнить всем.

Василий Романов

Фото: Ирина Губарева