Директор ДК им. Малунцева - о музыкальных экспериментах и активной творческой деятельности современных Дворцов культуры.

 

Недавно Нелли Бут, директор ДК им. Малунцева, поделилась с «Бизнес-курсом» планами на будущее. Объединение ДК с ГЦНТ*, по ее словам, принесет немало нового и полезного. Кто-то, возможно, томно закатил глаза и представил эту «народную феерию» в образе румяной восьмилетней Аленушки в красном сарафане, исполняющей со сцены заливистое «Уууу-ух!». Только вот Нелли Александровна делает ход конем и совместно с некоммерческой организацией «Сами» устраивает в стенах ДК культурный переворот. Теперь концерт в ДК - это не только флэшбеки фольклорного толка, но и атмосфера экспериментального нойза, смешанная с джазовой импровизацией международных кровей, где музыканты и художники стирают грань между визуальным и аудиальным искусством, создавая единую концепцию. О том, как стало возможным такое необычное сотрудничество госучреждения и современной молодежи, мы побеседовали с Нелли Бут.

 

 

- Нелли Александровна, месяц назад вы рассказывали об объединении ДК и ГЦНТ, а теперь в стенах вашего Дома культуры принимаете музыкантов андеграундных (концерт Siberia meet Europe). Это не претит намеченным планам?

- Разве это не есть то самое народное творчество, о котором мы говорим? Кто-то поет, кто-то играет, кто-то рисует, кто-то танцует, а кто-то умеет организовывать. Центр народного творчества - это не только название юридического лица, но и его суть. Место, где каждый может реализовать свои возможности и способности. Мы плотно сотрудничаем с молодежью, и не только в таких проектах, это, признаюсь, впервые. К нам часто приходят ребята, которые создают свои музыкальные коллективы, но им негде репетировать. И мы стараемся дать им дом, в котором они могут реализовать свой творческий потенциал.

- Получается, в сознании подавляющего большинства «народное творчество» трактуется слишком узко. И оно не заключается в частушках и танцах в кокошнике?

- Конечно. Во-первых, не стоит забывать о том, что еще есть декоративно-прикладное искусство, художники. Народное творчество, как правило, приравнивают к самодеятельности и противопоставляют профессиональному искусству, хотя я кардинальных отличий в них не вижу. Очень многое выросло именно из народного творчества. У нас существует отдел русской традиционной культуры, как тогда назвать все остальное? Если это не частушки и не балалайки? Мы уже давно не воспринимаем это понятие так узко, и хочется, чтобы вместе с вами и через вас мы привили это понимание широким массам. Хотелось бы, чтобы проекты, подобные Siberia meet Europe, стали своеобразной «фишкой» нашего ДК. И надеемся, что с их помощью сможем сломать «народный» стереотип.

- Выходит, что ДК берет на себя роль своеобразной кормящей матери, которая воспитывает талантливых ребят?

- (улыбается) Наверное, можно и так сказать. Ведь дома культуры для того и создавались, чтобы люди могли реализовывать свои задумки и творческий потенциал на качественной аппаратуре, при хорошем свете. В настоящее время нам катастрофически не хватает места, чтобы приютить всех желающих. Особенно быстро в последние годы растут детские коллективы. После провала в 90-е годы родители начали понимать, что деток нужно чем-то занимать, отдавать их в хорошие руки чем раньше, тем лучше. Одно из наиболее популярных направлений сейчас – это хореография, так как это самый яркий, массовый вид искусства. Второй по популярности – эстрадный вокал, постепенно в лучшую сторону меняется ситуация и с фольклорным вокалом. Сейчас две наши воспитанницы победили в конкурсе народного вокала и будут выступать на Кремлевской елке. Именно народный вокал. К сожалению, не очень популярны духовые классы и затихло цирковое искусство. Сейчас очень популярно создание и участие в различного рода вокально-инструментальных ансамблях, которым мы по возможности даем крышу над головой.

- Из-за нехватки места, наверное, проводите тщательный отбор подопечных?

- Мы дорожим своей репутацией и, прежде чем начать сотрудничество, конечно, знакомимся и с самими ребятами, и с их материалом. Но мы хотим взаимовыгодного общения: мы даем им репетиционную базу и на выходе хотим получать качественный продукт, важно, чтобы они делали вкусовые вещи, которые потом можно было бы представить на наших мероприятиях. Конечно, мы не позволяем себе какие-то антигосударственные и антисистемные эксперименты, так как мы все же государственное культурное учреждение. Нельзя ориентироваться только на то, что «пипл хавает».

- Насколько ДК конкурентоспособны в современном мире в плане привлечения зрителя - наверное, сложно «тягаться» с клубами, где есть бары? И возможно ли привлечь туда молодежь в качестве посетителей?

- Мы прекрасно понимаем, что для молодежи отстаем в материально-техническом плане, но надеемся, что грядущие перемены помогут нам как-то решить этот вопрос. В ДК тоже есть и кафе, и бар. Но мы очень строго следим за соблюдением всех правил продажи. Конкурировать сложно, так как мало кто знает, что у нас есть и свой кинозал, и открытая сеть WI-FI, что можно прийти выпить кофе и поработать в спокойной обстановке. Возможно, виноваты стереотипы, сложившиеся много лет назад, и люди просто не заходят к нам, считая ДК советским пережитком. А ведь очень многое изменилось. Наш кинотеатр не может конкурировать с современными залами, так как у нас нет оборудования такого класса. Зато в нашем арсенале – пленочный видеопроигрыватель – сейчас это раритет. Мы можем позволить себе показывать фильмы, которые не идут широким прокатом в кинотеатрах. Показываем фильмы, которые еще никто не показывает.

- Можно ли сейчас говорить о возрождении ДК?

- Я всегда с опаской отношусь к слову «возрождение», ведь культура сохраняла себя в самые сложные времена. Мы потеряли именно в материально-техническом отношении и понимаем, что нужны хорошие звук и свет, другое оформление интерьера ДК, удобные кресла в кинозале. Но мы учреждение государственное, а у нас, как известно, на культуру бюджет выделяется по остаточному принципу. В ряду семейных трат расходы на досуг всегда остаются где-то за бортом. Плюс все привыкли, что дома культуры раньше все делали бесплатно, поэтому поставить цену за билет в кино больше, чем 50-80 рублей, мы просто не можем. Поэтому мы не оставляем надежды, что про нас вспомнят наши дорогие нефтяники и вновь возьмут под свое крыло. 

 

*ГЦНТ - Государственный центр народного творчества

 

Беседовала Марина Грудинина

Фото из архива