Спектакль, который, по мнению его режиссера Сергея Тимофеева, требует работы зрителей, поставили в Лицейском театре. Вместо планируемой полячки Анны Дзедич проект реализовал омич, что, впрочем, не умаляет достоинств постановки.

 

После того, как познакомившиеся на фестивале во Франции режиссеры из Польши и России договорились об обменных проектах, Сергей Тимофеев успел реализовать с труппой варшавского театра XL свою часть задумки – поставил там пьесу Мольера «Лекарь поневоле». Ответный визит в Омск ожидался в конце апреля, а премьеру спектакля по произведению польского классика Гомбровича «Ивонна, принцесса бургундская» планировалось выпустить в мае. Однако Дзедич не смогла приехать к нам. Европейские санкции в данном случае не виноваты. У режиссера заболела мама.

Сергей Тимофеев признался, что давно тяготел к этой пьесе Витольда Гомбровича, а потому мириться с жизненными обстоятельствами не стал и осуществил проект сам. Уже 11 ноября премьера, а журналистам удалось посмотреть новый спектакль лицеистов на генеральном прогоне. Впечатление постановка оставила не однозначное, но в целом весьма позитивное.

Она действительно требует работы от зрителя. Нельзя просто сесть в кресло и ждать, что будет все понятно без того, чтобы подумать над увиденным. «Это драма», – говорит о своем спектакле постановщик Сергей Тимофеев, не скрывая, что хотел объединить русский театр с авангардистом Гомбровичем.

 

 

На первый взгляд кажется, что у Тимофеева нет второстепенных героев. Для понимания сути все важны, даже если выходят на сцену ненадолго. Так, всегда молчаливый лакей в исполнении Николая Пушкарева создает тот фон, на котором его молодые коллеги свободно могут разыгрывать двор некоего королевства.

Принц Филипп (на прогоне его играл Иван Притуляк), роющийся в невестах, как в сору (для тех, кто не помнит – это антипод цитаты из известного фильма-сказки – примечание МС2), решает взять в жены девушку не своего круга. Мало того, что она не слишком красива, по мнению окружающих, она еще и молчаливо безропотна. Видимо, эти ее качества, заставляют Филиппа, как выясняется латентного садиста, наконец, реализовать спящий до сих пор порок.

Друзья принца, соратники по развлечениям, всячески отговаривают его высочество от этого шага, дескать, делай, что хочешь, а замуж-то зачем ее брать?! Но принц почему-то упорствует. Видимо, невидимые с начала ростки садизма росли-росли и проросли. Не садистам этого сразу не понять.

Об Ивонне – избраннице принца, отдельный разговор. Роль это сложная, хоть и немногословная – за весь спектакль она произносит всего несколько фраз. Юлии Сапфировой, воплощающей этот образ во втором составе, не позавидуешь. Угловатая, нелепая, то ли кем-то напуганная, то ли просто затюканная тетушками, которые ее опекают. Не драматическая роль, скорее, это должна быть балетная партия из спектакля, поставленного в стилистике современной хореографии – именно такой видится Ивонна Сапфировой.

Она обязана рождать в окружающих негативные эмоции, раздражать, и Юля, как может, это делает. Король-отец и королева-мать, хоть и не понимают выбора сына, стараются соблюсти приличия и принять избранницу. Они идут ей на встречу, но Ивонне не нужно ничего от них. «Она молчит и слушает космос», – говорит об этой героине режиссер-постановщик Сергей Тимофеев.

«Космическая девушка» Ивонна заставляет родителей будущего супруга вспомнить, глядя на нее, то, что они хотели бы никому не демонстрировать. Король Игнаций, оказывается, был убийцей и насильником, а королева бездарной поэтессой, и обоих это сильно мучило. Хочется отметить замечательный дуэт в этих ролях Игоря Горчакова и Дарьи Оклей. Пара чувствует друг друга, и сцены, где она по-женски убеждает мужа принять ее точку зрения, так же, как и те, где он заставляет ее сделать по-своему, оставляют сильное впечатление.

Удачей явно станет и роль Камергера в исполнении признанной звезды лицеистов Евгения Точилова. Пожалуй, столь обаятельного злодея он еще не играл. Каждая его фраза становится фишкой спектакля и находит отклик у зрителей.

Интересной можно назвать и работу Марины Шиповой, художника по костюмам, которая, не уходя в историческую составляющую, сумела четко обозначить задачи каждого героя. Эффектна и музыка, найденная Сергеем Шичкиным. Она не назойлива, но придает действию необходимый темперамент.

Финал спектакля для Ивонны предсказуем – она гибнет. Так чаще всего происходит с любым, кто противопоставляет себя обществу. Невозможно жить с людьми в социуме и быть отдельно от них. Ведь иногда им может показаться, что, подставляя одну щеку, когда получаете по другой, вы демонстрируете им, что они хуже вас. И этого никто не прощает.

 

Василий Романов