Известная русская забава считать цыплят по осени не обошла стороной и нас. «МС2» заглянул в теплую коробочку омского драматического театра, где совсем недавно появился барнаульский «цыпленок» Юлия Пошелюжная, имеющая все шансы превратиться в прекрасного лебедя.



Юлия Пошелюжная

Официально в омском драматическом театре Юлия работает с мая, но зрители смогут познакомиться с дарованием новой актрисы только в октябре. Сейчас театр находится на гастролях в Казахстане, где у девушки есть прекрасная возможность «обкатать» свои роли в спектаклях «На всякого мудреца довольно простоты», «Чертова дюжина», «Зеленая зона».

О профессии
«Я выросла в Алтайском крае и детство провела во всевозможных кружках, в каких только могла, там же пошла в театральную и вокальную студии. И конечно, у меня постоянно спрашивали: «Юля, ты будешь актрисой?», а я твердо отвечала: «Конечно, нет!» И слово свое сдержала (смеется) – после школы даже поступила на программиста и отучилась один год. Не могу сказать, что это был осознанный выбор, мне просто нужно было пойти куда-то учиться. В этот год я и поняла, что мне очень не хватает сцены. А когда узнала, что Валерий Золотухин проводит набор при барнаульском театре, то решила попробовать свои силы.
Наша профессия – это дело случая. Все, что может сделать сам актер, это непрерывно работать. А пройдешь ли ты пробы, возьмут ли тебя на ту или иную роль – тут как повезет.
Вообще, мне кажется, что мужчинам в актерской профессии легче себя реализовать. Если посмотреть пьесы, то персонажей-мужчин на порядок больше. Хотя, когда я приехала в Омскую драму, то была изумлена нежным и почтительным отношением к актрисам-женщинам».

Об актерах
«Для меня самое страшное – это застопориться в профессии и начать играть штампами. Такое зачастую бывает со взрослыми актерами, которые со временем нарабатывают «базу» и уже, не вкладывая душу, просто демонстрируют свое мастерство, но без эмоций, без человека оно мертвое.
Мне бы хотелось сыграть все! Единственное, на что я бы не согласилась, это на откровенную порнуху, когда режиссер раздевает актера, но при этом нет никакой ­художественной ­оправданности или необходимости обнаженного тела. А если говорить о роли-мечте, то, как бы банально это ни звучало, Настасья Филипповна из «Идиота» Достоевского – именно тот персонаж, которого я бы хотела воплотить на сцене. Мне безумно хочется поработать с Евгением Марчелли, не знаю, его ли я актриса. К сво­ему стыду, только недавно посмотрела картину Ларса фон Триера «Танцу­ющая в темноте», вот в проекте с таким настроением я бы с удовольствием снялась, если задумываться о работе в кино».



О семье
«В Барнауле у меня остался любимый человек. Мой переезд в Омск случился очень быстро, а он не может так скоро бросить работу и все свои дела, поэтому перебираться ко мне будет в течение года. Конечно, бывает тяжело, особенно когда мало репетиций, но спасают скайп, социальные сети.
Мне казалось раньше, что родители совсем не против моего выбора, но мама утверждает, будто бы ей эта затея никогда не нравилась. Она мне всегда говорит: «Юля, в какую профессию ты пошла с твоим обостренным чувством справедливости?» Конечно, родители очень беспокоятся за меня, за мое психическое здоровье, потому что я самоед, а творческий человек постоянно себя «грызет». Но, с другой стороны, они понимают, что это дело моей жизни, что оно делает меня счастливой».

Текст: Марина Грудинина. Фото: фотостудия PANAMA. Организатор съемки: Мария Третьякова