Актриса, сценарист и продюсер Ольга Дыховичная – о лучших успокоительных – Кокосе и Оливке, необходимости выйти из строя и архитектурной особенности Омска.



Я эмоциональный человек и зритель.
Меня увлекают истории про людей. В любой драме есть ирония жизни, и юмор как-то облегчает принятие жизни. 

У меня куча правил, которым я не очень следую, как и любой другой человек. Но есть «железные»: честность по отношению к собственной жизни, желаниям. Человеческое достоинство. Я себя плохо чувствую, когда ненароком отношусь к другому человеку – неважно к близкому или незнакомому – без ­должного ­уважения. Если я буду уважать, то могу требовать уважения и к себе.

Добрые люди, пожалуй, вдохновляют меня даже больше, чем талантливые.

Должна быть какая-то смелость в жизни, чтобы уметь себя услышать и настаивать на своем мнении. Сейчас с этим стало совсем сложно. Нет того пионерского ража, который был в моем детстве. Не могут сегодня вместе существовать «классно» и «маршировать». ­Нужно выйти из этого строя и выбрать свой путь. А нас сейчас опять загоняют в ­какой-то патриотический раж, не оставляя права любить свою Родину тем способом, которым ее любили Пушкин, Достоевский.

Мы живем в стране, которая сама выбирает нам судьбу. В этом смысле мы и счастливые, и несчастные одновременно. Каждое поколение – это жертва истории страны.

Меня очень сильно огорчает та эмоция, та агрессия, которая началась между братскими народами – между русскими и украинцами. Если между нами сейчас пройдет граница, когда мы начнем относиться друг к другу как к чужим, для меня это будет катастрофа – как руку отрезать. А последствия даже не мы будем расхлебывать, они достанутся в наследство нашим детям.

Цензура в кино есть, но самоцензура намного страшнее нее. Когда молодые творческие люди боятся и начинают сами себя ограничивать: «А вдруг они подумают что-то не то», получается пресное банальное кино.

В театрах Москвы сейчас какой-то потрясающий всплеск. В основном среди молодых людей 20-25 лет, без багажа прошлого, без ощущения советской культуры как части жизни. Такой интерес к театру в последний раз был в брежневский «застой», когда люди шли за свежим воздухом.

Книга, которая в последнее время произвела на меня неизгладимое впечатление, – «Благоволительницы» Джонатана Литтелла. Исторический роман французского писателя американского происхождения про Вторую мировую войну. Наверное, книга будет тяжела для читателей старшего поколения, не готовых увидеть войну с другого ракурса, но будет очень полезна для молодых людей. Книга ни в коем случае не переворачивает ценности, просто это другая точка зрения на исторические события.

Я удивилась, что в Омске сохранилось так много памятников. В таком количестве не видела их ни в каком другом городе.

Если бы появилось больше возможностей – временных, финансовых – я бы больше путешествовала. Мне нравится быть наблюдателем.

Я полюбила Италию. У жителей этой страны есть чувство многовековой культуры, достоинство, невероятная тактичность. Сцена, которую не могу забыть: деревня в Тоскане, сидит молодая компания людей, они играют в карты и насвистывают ­мелодию... Никаких пошлых шуток, никакой ругани. В этом был какой-то особый кураж, как в фильмах Феллини. Но я с трудом представила эту картину в нашей стране.

Снять напряжение мне помогают Кокос и Оливка. Это мои собаки – такса и джек-рассел-терьер. Нам повезло, мы живем за городом, поэтому проб­лем с поиском места для прогулок нет. Животные, особенно в больших городах, очень помогают человеку. Прежде всего понять, что мы – часть природы.

Жизнь не очень длинная, поэтому лучше заниматься тем, что любишь, во что веришь.



Ольга Дыховичная – актриса (снималась в фильмах «Вдох-выдох», «2 дня», «Портрет в сумерках», «Копейка», сериалах «Городские шпионы», «Деньги»; сценарист («Портрет в сумерках»); режиссер («Контекст, или Искусство быть счастливым»); продюсер («Портрет в сумерках»).

Текст: Екатерина Черненко
Фото: Илья Петров