23 года Александр Ветров использует тела других людей как холст. Он мастер художественной татуировки и своими руками творит на человеческом теле настоящие шедевры.


Я всегда отшучиваюсь, что я – абсолютный бездарь.
У меня нет художественного образования, никаких специализированных школ я не заканчивал. В наше время не было учителей, приходилось учиться самостоятельно, на своих же ошибках. За свою жизнь кем я только не работал – занимался кузнечным делом, резьбой по дереву, рисовал картины, писал маслом, работал сварщиком, шил одежду, был ювелиром и зубным техником. В салоне я все еще использую старые стоматологические кресла.

Если у меня сегодня нет настроения, я не буду работать.
Я всегда занимался только тем, что мне интересно. Это не профессия – это стиль жизни. Мы можем с человеком целый день просидеть – чай попить, пообщаться, и он поедет домой. Татуировка делается не на всю жизнь, а только на оставшу­юся, и я хочу, чтобы всю оставшу­юся жизнь человек, глядя на свою татуировку, вспоминал ту атмо­сферу и те самые минуты, которые провел у меня в салоне.

Если человек мне не интересен, я могу отказаться от работы.
Или если не интересна тату, или я вижу, что она не подходит для выбранного места. Я всегда аргументирую свои отказы. В первую очередь мастер – это тот человек, который возьмет вас за руку и доходчиво объяснит, что такое татуировка, нужна она вам или нет. Это не конвейер – это философия.

Свою первую тату я сделал в 1989 году.
Я решил попробовать, что это такое, – как ложится краска, как проходит процесс заживления. Взял самодельную машинку и начал ваять на мизинце левой руки. Получилось не понять что, просто такой экспромт. В те же годы я сделал первые татуировки своим сослуживцам, с которыми мы вместе проходили службу на флоте. Тогда ко мне выстраивались очереди. Можно сказать, они были моими первыми подопытными (шутка). Соответственно, это были различные корабли, акулы, якоря и все, что связано с морской тематикой.



Мои работы на своих телах носят многие знаменитости, артисты, политики. Например, Йохан, директор шведской рок-группы Sabaton, – они приезжали вместе с группой Scorpions.Товарищ познакомил его с моим творчеством еще в Москве, и с того дня Йохан ждал, когда мы встретимся, чтобы сделать, как он говорил, «сиберия тату». И вот за день до концерта Scorpions в Омске меня познакомили с ними в гостинице, а на следующее утро они почти в полном составе приехали в салон. Я сделал ему татуировку – череп, окантованный хохломой, а барабанщик «Скорпов» Джеймс Коттак подарил мне свои барабанные палочки. И мы отсюда сразу же по­ехали на концерт в «Арену-Омск».

Текст: Сергей Кориков
Фото: Ирина Губарева