Елена Федяева, доцент кафедры русского и иностранных языков Омского автобронетанкового инженерного института, рассказала о том, как она прожила в Африке два года, и как местных жителей спасает вечное лето, позитив и неприхотливость.



Елена Владимировна – прекрасный человек, гостеприимная хозяйка и заботливая мама. Недавно она вернулась из солнечной Африки, где прожила с одной из двух очаровательных дочек два года. Для сибирского человека эта страна кажется мифом, куда нужно долго-долго топать, ехать и бежать. Какая же на самом деле жизнь у африканцев, зачем местным жителям понадобился русский язык и почему нужно ценить Омск, рассказала МС2 Елена Федяева.

Жаркая зимняя Африка

МС2: Как вы оказались в Танзании?
Елена: До поездки в Танзанию я уже думала об Африке несколько лет. В Танковый институт прислали документ, в котором сообщалось, что в новоиспеченный танзанийский университет в городе Додома набирают коллектив для создания базы обучения русскому языку. Претендовать на место могли кандидаты или доктора наук со стажем работы в высшем учебном заведении не менее пяти лет. Старшая дочь поступила в университет, а младшая была в том нежном возрасте, когда можно учиться где угодно. Я заполнила резюме, затем пришло приглашение на собеседование в Москве. Встреча проходила с проректорами, на английском языке, позже мы называли их вождями университета (смеется). На одно место претендовало три человека, и я прошла. В марте, 4 числа, мы с моей с младшей дочкой Лилей были уже в Танзании.

Приехали из зимы в осень, +20-25 градусов. Так как республика находится за экватором, наши летние месяцы для них самые холодные, а зимние - самые теплые. В ноябре там каждую ночь льют сезонные дожди. Мы готовились по полной программе, даже взяли с собой резиновые сапоги. В итоге зонтиком пользовались один раз, к утру все высыхало.


Акуна Матата

Елена: Самые известные достопримечательности Африки располагались недалеко от той местности, в которой мы жили, - Килиманджаро, озеро Виктория, Занзибар. Местные жители говорили на языке суахили. Некоторые их фразы известны во всем мире, например «Акуна матата», что означает «нет проблем».

МС2: Расскажите о местных жителях.

Елена:
Очень понравились - доброжелательные, простые и позитивные. Когда видят белого человека, считают, что он должен отлично говорить по-английски. Произносят good morning при встрече, даже если вечер. Нас поразил их оптимизм. Однажды заметили, как девчушка везет тележку, на ней вода в 12-литровых бутылях. Тележка перевернулась на склоне, девочка поднялась на ней вверх и повисла на ручке. Но вместо того чтобы испугаться или заплакать, спрыгнула и засмеялась. Женщины одновременно носят грузы на голове и своих детей на спине (колясок мы там не видели). Малыши становятся самостоятельными в раннем возрасте - терпеливые и очень спокойные. Местные жители часто произносят фразу Do not hurry in Africa. Это уже стало их девизом по жизни, такие неторопливые. Пошло выражение от того, что если будешь торопиться, получишь солнечный удар. Тише едешь, дальше будешь - совершенно африканская пословица.



Уровень жизни у них в стране, конечно, низкий. Так как на их земле проживает 80 миллионов человек, страна аграрная, полезные ископаемые только начинают разрабатывать. Государство остро ставит демографический вопрос. Социальная реклама пропагандирует уменьшение рождаемости. Спасает танзанийцев вечное лето, позитив и неприхотливость.

На солнечной стороне 3-й улицы строителей

Елена: Мы жили в городке для преподавателей. Нам отвели два пятиэтажных дома и выделили каждому 4-комнатную квартиру с двумя балконами. Нашими соседями были преподаватели со своими семьями – русские, индусы и местные жители. Квартиры были одинаковые. Отличались только тем, что половина располагалась слева, а другая – справа. Мы называли такую ситуацию «Третьей улицей строителей». Даже набор мебели был одинаков. Среди преподавателей шло негласное соревнование, кто лучше украсит свой дом и кто оригинальнее поставит типовой мебельный гарнитур.

МС2: Как в Танзании относятся к образованию?

Елена: Правительство страны выделяет много денег на обучение и строительство учебных заведений. Им помогают международные организации. Преподаватели, в отличие от других стран, очень хорошо зарабатывают. Каждый факультет университета, в котором мы работали, имеет свое лицо. Зданиям всего пять лет, место очень живописное. Горы и огромная территория с бегающими по ней университетскими автобусиками.

МС2: Вы преподавали русский язык как иностранный?

Елена: До нас в плане обучения русского языка не было. Мы создавали базу, программу на пять курсов. Находили и заказывали специальные учебники, которые нам руководство университета, к нашему удивлению, оплатило быстро и в полном объеме. А так как любая учебная программа должна пройти проверку, мы обучали русскому языку всех желающих, включая коллег-преподавателей. Первые студенты, официально пришедшие учиться по программе, поступили на первый курс уже без нас.

МС2: Зачем местным жителям понадобился русский язык?

Елена: Во-первых, это люди из туристического бизнеса: на Занзибар и Килиманджаро приезжает много русских. Во-вторых, в Танзании сотрудничают с нашей геологической разведкой. Там добывают и обрабатывают дорогой камень танзанит. При обжиге он становится ярко-синим, очень идет блондинкам (улыбается). Но, к сожалению, никто не может дать гарантию, что он настоящий.


Большая экологически чистая деревня

МС2: Как в Танзании обстоят дела с развлекательной сферой?

Елена: Жизнь там похожа на день сурка. Мы жили в 500 км от океана, там нет кинотеатров, театров. После такого большого города, как Омск, достаточно цивилизованного, это была просто деревня. Большая экологически чистая деревня. Из сферы развлечений только пара-тройка бассейнов, кафе и поле для гольфа. В Танзании нет магазинов в нашем понимании, есть стихийный рынок, на котором можно купить совершенно неожиданные вещи, включая жареных кузнечиков.
Но мы находили варианты отдыха. Например, каждую среду в итальянском кафе хозяин заведения устраивал кинопоказы.

МС2: Вы пробовали национальную кухню Африки?

Елена: Да, основные блюда, входящие в  рацион африканцев, рис и угали. Угали готовят из воды и муки, по вкусу похожей на манку. Местные жители не добавляют никаких специй, практически безвкусно получается. Мы заметили, что племена, которые едят угали, намного толще, чем те, которые ежедневно употребляют рис.

В целом мы готовили и ели то же, что и в России. Даже окрошку пытались делать, заменяя квас кефиром. В Африке совсем нет сметаны, черного хлеба, соленой рыбы. Зато очень много вкусных фруктов, мы вместо шарлотки готовили экзотические пироги с манго, ананасами, гуавой...

МС2: На каком уровне находится африканская медицина?

Елена: Слабая медицина у них. Наверное, у местных жителей главный девиз: «Не болей». Что меня удивило, нет участковой службы. Больница работает только днем. Мы однажды лечили зубы в американской клинике, это безумно дорого для местных. Лечение - роскошь.

Поэтому африканцы всего остерегаются, боятся малярийных комаров. В отличие от обычных они очень мелкие. Главное - одеваться под вечер, потому что одежду они не прокусывают. Все покупают специальные сетки (по нашим деньгам стоят около 200 рублей), опускают их над кроватью на ночь. Смотрится как балдахин или шатер.

В Танзании мы познакомились с русскими медиками - кардиологом и хирургом. Они решили поработать там в местной больнице для простого народа. После первой экскурсии на предполагаемое место работы они сказали нам: «Не дай бог попасть в их больницу».

МС2: Какие праздники Танзании вам запомнились больше всего?

Елена: Местные жители делятся на мусульман и христиан, однако многие праздники они отмечают вместе. Однажды нас позвал к себе декан факультета и сказал, что если ночью на небе покажется луна, то завтра будет выходной. Мы подумали, что это шутка, и пошли домой. Но вечером заметили, как на улице начали толпиться жители и смотреть на небо. Никто, видимо, не хотел идти на работу. Луна действительно вышла, и на следующий день все отдыхали. Хотя это чисто мусульманский праздник.

Интересно провожают работников на новую должность. По традиции человек, покидающий пост, должен принести приготовленного ягненка и угостить начальника кусочками мяса из своих рук, чтобы тот отпустил его с легким сердцем. А в декабре, 24 числа, нам прислали приглашение на Рождество Христово. Праздник отмечали на Занзибаре, мусульманском острове. Местные жители накрыли большой стол на берегу океана, приготовили огромную рыбу на гриле и танцевали под живую музыку.


Месяц с лодочкой

Елена: Африка местами напоминает мультфильм. Нам понравилось, что месяц там не как у нас – слева или справа в зависимости от того, растущая луна или убывающая, а сверху или снизу. Когда снизу - напоминает лодочку или улыбку.

Еще там растет шикарное дерево баобаб. Одно из самых толстых деревьев - окружность в обхвате может достигать 25 м, его могли бы обнять 11 человек одновременно. Существует легенда, что когда Бог раздавал деревьям места, баобаб сильно капризничал. Бог разозлился и вставил его в землю вверх корнями. Мы застали старость этого многолетнего растения. Перед самой смертью он зацвел и упал. Сбоку баобаба располагалось кафе, к счастью, никто не пострадал.

МС2: Что мешает Африке оставаться мультфильмом, кроме слабой медицины и низкого уровня жизни?

Елена: (задумалась) Еще недавно там были густые леса. Но люди жгут древесный уголь для продажи. Это большая экологическая проблема, я считаю. На дорогах полицейские просят взятки. Однажды нас с дочкой остановила очаровательная крупноватая женщина в форме - синей юбке, белой рубашке и белых гольфах. Поинтересовалась, в порядке ли наши документы и есть ли огнетушитель в машине, потом улыбнулась и спросила: «Где мой подарок?» Мы удивились и оставили ей рублей 60 в переводе на наши деньги. Часто происходят кражи. Мы пошли как-то фотографироваться, на горе оставили вещи, вокруг было пусто. И через некоторое время увидели, как к ним подошел длинноногий негр и начал собирать наши вещи в рюкзак, закусывая нашими же пирожками. Шустрый такой, не успели мы глазом моргнуть, как он исчез.

Пока Елена Владимировна заваривала чай, мы успели поговорить с Лилей.


Непостоянная детская душа

Лиля: В Африке я очень хотела домой, сильно скучала по своим друзьям. В своей комнате я повесила календарь, где закрашивала дни до отъезда в Омск. А когда вернулась, снова захотела в Танзанию.

Елена: Когда мы приехали, ребенок знал по-английски слов десять. Перед поездкой я пыталась ее учить, но она не горела желанием. Я ей говорю: «В самолете полетим, тебя спросят, что ты будешь есть - курицу или рыбу, а ты не сможешь ответить». Она мне: «Ну хорошо, как курица по-английски?» (Смеются.)

Лиля: Я там достаточно быстро освоилась, через полгода с легкостью разговаривала по-английски. Сначала ходила на занятия к нашему соседу по дому, он занимался со мной языком. Я боялась переходить улицу, потому что однажды увидела скорпионов. Еще очень боялась увидеть летучих мышей-вампиров.

МС2: Какие дни, проведенные в Танзании, тебе запомнились больше всего?

Лиля: Мне запомнился мой день рождения. Мы тогда искали клад с ребятами из класса. Придумывали разные игры на каждой из «станций».

МС2: А какие у тебя впечатления от танзанийской школы?

Лиля: В новом классе меня приняли хорошо. Одна девочка сразу же взяла меня за руку и провела экскурсию по школе. Были уроки по труду, математике, науке, чтению. Все предметы были на английском языке. (Улыбается.) Мы читали там «Чарли и шоколадная фабрика». Еще изучали солнце! На улице ставили фигурки и каждый час ходили смотреть, где находится тень. Часто смотрели мультики. А вместо оценок нам ставили наклейки.

МС2: (Лиля показала мне тетради. Интересно, что учителя часто поддерживали диалог с детьми в их тетрадях. Благодарили, отмечали плюсы, минусы работы и передавали приветы, если в письме шла речь о знакомом человеке ). Чему ты научилась в Африке?

Лиля: Теперь я знаю, что люди могут красть вещи, нужно быть аккуратнее. И что друзей надо больше любить.


Омск как Бродвей

Елена: Я тоже очень скучала по своим друзьям, семье. Еще не хватало русских фильмов и бумажных книг (приходилось скачивать электронные версии).

После Танзании стала намного больше ценить свой город. Омск очень цивилизованный город, у нас много чего есть - замечательные музеи, театры; центр вечером освещают, можно гулять по тротуарам. Там, где мы жили, нет ощущения центра. Пешеходам сложно наслаждаться прогулкой. Омск просто Бродвей по сравнению с Танзанией.

После поездки изменилось отношение к жизни. Меня поразил оптимизм африканцев - люди живут на грани и улыбаются. Их спасает вечное лето, позитив и неприхотливость, есть чему у них поучиться.

Валерия Крыжберская
Фото: из архива героини