Фильм по роману Виктора Гюго. Франция, начало XIX века. Среднестатистический француз - униженный, оскорбленный и прозябает в нищете...

 Бывший каторжник Жан Вальжан  уничтожает свой «волчий билет» и начинает новую жизнь как мэр и уважаемый гражданин.
Принципиальный полицейский Жавер помнит его, считает, что вор должен сидеть в тюрьме, и посвящает свою жизнь охоте за Вальжаном. А где-то в Париже живет девочка Козетта, тоже униженная и оскорбленная, прозябающая   в нищете, потому что ее мать умерла от людского равнодушия вообще и от невнимания мэра Вальжана  в частности. Вальжан берет ее под опеку и вместе с ней ударяется в бега. Количество несправедливости во Франции подбирается к критической массе, назревает революция.


Вальжана играет Хью Джекман, он как всегда прекрасен, но теперь еще и поет. Жавера играет Рассел Кроу, он тоже прекрасен, но тоже поет. Реплики в прозе составляют около 1% от всего объема фильма, и все их можно увидеть в трейлере на «Кинопоиске». Не поймите меня неправильно, я очень люблю мюзиклы и исправно хожу на них в кино. Просто мюзикл «Отверженные» привел меня в замешательство своей немузыкальностью.


Отбиваясь от летящих в меня помидоров, поясню свою мысль. За два с половиной часа экранного времени я насчитала в мюзикле одну очень сильную тему («Look Down») и еще две хорошие («Do You Hear the People Sing?» и «I Dreamed a Dream»). Как он мог двадцать лет с аншлагами идти на Бродвее? Я даже задалась вопросом – почему бы продюсеру было не нанять Эндрю Ллойда Уэббера («Кошки», «Иисус Христос Суперзвезда», «Призрак оперы»), чтобы он написал мюзикл заново?

Но тут ради любопытства послушала оригинал, и вдруг поняла. Актеры в фильме прекрасны. Так прекрасны, что с музыкальной частью их талант сыграл злую шутку. Они так активно интонируют и играют эти арии, что ошарашенный зритель с трудом ухватывает мелодию. В результате за два с половиной часа зрительный зал потерял много бойцов ранеными и убитыми. То есть заскучавшими и покинувшими зал. Я досидела до конца, но дезертиров не виню, действительно тяжеловато два часа путанного пения воспринимать. Как сказали бы в этих ваших интернетах: «Многа нотаф».

Теперь о плюсах.



Энн Хэтуэй. Она - самый главный плюс постановки. О, эта женщина знает, как выжать из вас слезы! Только бесчувственная дубина не всплакнет во время ее арии.   Кстати, в сцене с отрезанием волос ее действительно постригли и видеть это совершенно невыносимо, особенно если ты – длинноволосая женщина.



Актерский состав вообще очень хорош, об этом не грех и два раза в одном тексте упомянуть. Мне кажется, что они могли бы прочесть по ролям телефонный справочник и добиться сопереживания у зрителей. Юное поколение тоже не подкачало – Изабелла Аллен (маленькая Козетта)  и Дэниел Хатлстоун ( Гаврош), похоже, планируют вырасти в больших актеров.



Масштабные съемки и красочные костюмы – тоже пятерка в зачетку фильма. Особенно удались первая и последняя сцены. В первой каторжники руками тащат в док огромный корабль. В последней рай изображен как огромная баррикада, на которой встретятся все  павшие за идеалы, и, вероятно, все вместе пойдут державным шагом в светлое и свободное будущее. В сочетании с финальным мажорным мотивом эти кадры приводят в приятное воодушевленно-декабристское  настроение духа.



Рекомендация бывалого зрителя: смотреть. А недостаток музыкальности в Гюго восполнить прослушиванием «Нотр Дама» на сотый раз. 

Саша Александрова