Роман Семенов о том, почему он больше не будет руководить фестивалем «Солнцестояние».



Фестиваль «Солнцестояние» стал такой же визитной карточкой для Омска, как и Международный сибирский марафон. Ежегодно он собирает в деревне Окунево тысячи людей из разных городов и даже стран. Кто-то приезжает отдохнуть на свежем воздухе, кто-то - найти единомышленников и познать себя, а для кого-то это просто лишний повод выехать за пределы душного в это время года города. «МС2» узнал, что в этом году фестиваль не будут организовывать представители сообщества «Родная традиция», в которое входит Роман Семенов (арт-директор продюсерского центра «У Пушкина»), значит ли это, что фестиваля не будет вовсе?

- Рома, почему решили отойти от дел?

-  Да, мы с моим другом и единомышленником Сергеем Осинцевым решили отойти от руководства фестивалем «Солнцестояние». Этому есть много разных причин. Фестиваль был изначально проектом творческим, а не коммерческим. Для нас важно было донести идею. При минимальном финансировании создать максимально качественный продукт. Мы рады, что очень многие люди вдохновились нашими начинаниями, сотни людей за эти годы сказали, что фестиваль позволил им переосмыслить свою жизнь, обратиться к родной культуре, к экологическому мышлению, патриотизму, в конце концов. Для нас это тем более удивительно, что имея весьма небольшой ресурс, мы ни разу не реализовывали свои замыслы так, как хотелось бы. Скажу больше, реализовали мы их, пожалуй, не более чем процентов на десять. В рамках данного проекта больше и не получится, а то, что есть, нас уже не устраивает.

-  А что мешало реализовать замысел?

- Та идея, которую мы пытались донести в рамках фестиваля, неминуемо преломлялась, и получалось иногда даже неплохо, но не совсем то. Все дело в том, что чтобы сделать что-то концептуальное, нужно эту концепцию соблюдать. Когда фестиваль стал собирать тысячи людей, пришло понимание, что в этом формате и месте соблюдать концепцию невозможно. К тому же, ни инфраструктура Окунева, ни финансирование не рассчитаны на тысячи людей. Существует и еще одно очевидное противоречие: есть понятие сакрального и профанического, эти вещи не совместимы ни при каких условиях. Иными словами, народный праздник - купальская мистерия или все-таки фестиваль? Пришла пора определиться. То, что мы делаем - это постоянная борьба с какими-то неблагоприятными условиями среды. Окунево само по себе место пересечения различных религий, течений и мировоззрений, как явление оно само по себе уже самодостаточная концепция. Менять это и опираться на какую-ту одну традицию - нереально - это заранее себя обманывать. Придут туда, например, кришнаиты, мы же не скажем, что они не вписываются в концепцию и должны уйти, они же здесь живут, и вообще, хорошие люди.



- Тогда в чем главная идея, которую вы пытались донести?

- Мы считаем, что наш мир становится все более аморфным, где стираются границы эстетики, морали, а подчас и здравого смысла. Единственный способ самоидентифицироваться - это быть ближе к истокам, к культуре своего народа, своих предков. Мы не впадаем в крайности и понимаем: что-то навязывать людям нельзя, даже национальную культуру и ценности. Мы не призываем всех обязательно соблюдать все обычаи и традиции, но быть ориентированным на это должен каждый нормальный человек, в этом мы твердо убеждены. Что для этого нужно? Остается не так много вариантов: уехать жить в другую страну, плакать о тяжелой доле и заливать ее алкоголем, быть ассимилированным более сильным этносом либо твердо верить в себя, свой народ и землю, на которой тебе выпала часть родиться.  
История нашей страны сложна, и за долгие годы всевозможные войны, а хуже того, бездарные политические деятели, сделали все, чтобы традицию прервать. В школе ее не преподают, родители ее почти не знают, бабушки и дедушки - носители - умирают. Воспитателем и нравственным ориентиром становится телевизор. Идея в том, чтобы показать этим детишкам, выросших на «Губке Бобе», и их родителям, что у нас есть нечто большее, чем матрешка и водка. Есть то, чем они могут гордиться.

-  То есть показать самые лучшие на ваш взгляд стороны?

- Мы не делаем акцент на отрицании чего-то в нашей культуре. В истории нашего народа есть и атеизм, и православие, и двоеверие, истоки менталитета лежат, несомненно, в славянском язычестве, очень глубоком и продуманном мировоззрении, которое формировалось тысячелетиями. Наша культура - это непрерывный поток, как река. Нельзя взять и перекрыть русло реки в каком-то месте в угоду своим прихотям. Поэтому у нас были постановочные обряды, которые уходят в глубину тысячелетий, а по соседству православные батюшки. Ведь и то, и другое – это Русь! Мы только тогда станем по-настоящему великой страной, когда перестанем искать виноватых и примем свою культуру в целостности не морщась брезгливо при упоминании каких-то ее частных проявлений.



- «Солнцестояние» можно назвать реконструкцией русской жизни?

- «Солнцестояние» всегда было постановочным мероприятием, фестивалем, а не обрядом в строгом смысле этого слова. Но переходить определенные грани и заниматься полной бутафорией не хочется. Почти все костюмы, в которых мы ходили на фестивале, - не театральные костюмы - это реальная одежда, сделанная по всем традициям в Нижнем Новгороде, Самаре, Москве и других городах.

- Не жалко бросать свое детище?


- Многие говорят: как вы собираетесь уйти от этого, ведь фестиваль так важен для людей, он помог открыть что-то новое, измениться в лучшую сторону. Но есть же люди, которых Олимпиада изменила, но проводить ее каждый год очень накладно для страны, а проводить «Солнцестояние» сложно для нас. Каждый раз это надрыв. Мы для себя все решили еще в прошлом году, написав публичное обращение. Тем более, что это не только наше с Сергеем детище, это совместный и бескорыстный труд многих хороших людей. Уверен, что после некоторой реструктуризации у них получится нечто новое и интересное.

- Но фестивалю все же быть?

- Когда встал вопрос о том, быть ли фестивалю в этом году, на собрании оргкомитета мы с Сергеем высказали свою позицию по этому поводу. Ребята изъявили желание продолжить начинания. Сказали, что фестиваль – наше общее достояние. Сейчас в оргкомитет вернулись некоторые из тех, кто был с нами еще в самом начале этого проекта, и совсем новые люди. У них есть много энтузиазма и желания заниматься фестивалем. Что из этого получится, покажет время, но это будет нечто другое. Наверное, это правильно - ничто не может стоять на месте.



Марина Грудинина
фото Илья Петров и из архива МС2