33-летний омич Иван Шеленков решил вернуть к жизни заброшенный стадион «Сатурн». Вооружившись подручными средствами и прикрепив к своей машине скребок, Иван вышел в поле, поросшее травой, чтобы превратить пустынную территорию в каток.


Иван Шеленков

С поставленной задачей омич справился наполовину: лед на площадке появился, но стадион так и не ожил. Омск известен общественными проектами, но Шеленков, в отличие от инициативных собратьев, не продвигал свою идею в соцсетях. Оглядываясь назад, Иван видит в этом свой просчет, но бросать «Сатурн» он не намерен.




«Всю жизнь ждал, что меня кто-нибудь на что-то общественно полезное организует. Смотрю, стадион заброшенный, и подумал, что там можно реализовать свои амбиции».

«Время проходит, а я так и не сделал ничего общественно-полезного. Уже зарабатываю деньги, от которых можно оттолкнуться, а главное – это время. Человеку, который работает на заводе до вечера, это и в голову не придет. А у меня получается, что после обеда свободный рабочий график, и я могу в это время заниматься хобби»



«Порядка ста тысяч туда вложил. Но большая часть денег ушла на контейнер, из которого я планировал сделать раздевалку. По его отделку и ушла львиная часть этих денег. Но поскольку электричество сделать так и не удалось, это было не нужным вложением. Когда что-то начинаешь, всегда попадаешь на то, что делаешь какие-то неправильные вещи, но что сделано, то сделано. Теперь контейнер используется под инвентарь: складываем туда лопаты, совки и скребок, который я на машину установил»

«Как-то наткнулся в интернете на фото этого стадиона с подписью: «Спортивный дух здесь больше не живет». Это меня зацепило. И в начале декабря я постепенно вселял в него этот дух»



«В выходные приходило человек по 40-50 в хорошую погоду, я такой душевный подъем чувствовал. Но в будни очень мало было, очень мало ходило. Нужно сделать освещение и музыку, и самое главное, побольше девчонок туда, чтобы катались. Ведь в основном там либо дети, либо ребята с шайбами. Девчонки все в «Юности» катаются. А ведь все знают, что где девчонки есть, туда всегда тянутся люди»

«В рекламу надо было вкладывать деньги. Сарафанное радио, конечно, сыграло свое дело, но пока не очень. Я совсем не знаком с соцсетями – «Вконтакте» пару недель назад зарегистрировался и до сих пор не могу понять, почему у меня сообщество ни открытое, ни закрытое, а какое-то непонятное, а еще в нем какие-то подписчики есть. Также обращался в СМИ, а на что-то большее меня не хватило. Я мало представляю, как это должно происходить. Когда я решил облагородить стадион, я в первую очередь подумал не об интернете, а пошел делать все руками»



«Там был пустырь, заросший травой почти с полный рост. Вдоль него была одна тропинка, и все. Я туда пригласил грейдер, он всю траву убрал, пока снег не выпал. Потом, когда он выпал, приехал другой грейдер, который все раскатал, разровнял, сделал бардюрчик, чтобы машины не заезжали на территорию, и мы начали заливать. На заливку у нас ушло недели полторы-две, потому что мы не знали, как это делать. То горячей водой заливали, и лед сходил, то еще какие-то глупости... А потом по ходу освоили эту технологию»

«Люди первые пару недель смотрели на все это и не могли понять, почему на стадионе что-то происходит. Потом стали подходить: «Мы из окон видим, что ты тут что-то делаешь, может, помочь надо?». Сначала отказывался, а потом решил записывать телефоны и контактировать»



«Я обратился к людям, с которыми общаюсь, и поддержки – ноль. Это у меня получилось найти на стороне»

«Брат и мама не разделяют этого, говорят: «Что ты время и деньги теряешь, зачем оно тебе надо. Каждому свое: кто-то ездит за границу учиться непонятно чему, а кто-то хочет в своем городе жить в кайф. А так, все равно придется вернуться обратно, посмотреть на все и подумать: в какую же …у я опять попал»



«Я, как простой человек, без всяких бюрократических промежутков, могу сделать там только футбольные ворота, турники и брусья. Остальное – это космические вложения. Это как с огородом: если он у тебя есть, ты время от времени там что-то делаешь, и вряд ли уже остановишься. Так же для меня и стадион»

«Вначале я думал заключить с департаментом договор аренды, собрать инициативную группу, пытаемся получить грант и на эти деньги реализуем свою задумку. А задумка в следующем: роликовая дорожка. Мне люди советовали после договора аренды привлечь туда инвесторов, но я не хочу делать из этого коммерческий проект. У меня есть работа для заработка денег. А стадион – для души. Единственное, я допускаю там платный прокат спортинвентаря. Хотелось бы, чтобы семья пришла на стадион позаниматься спортом, и это вышло бы им не так накладно. Мы с женой недавно водили дочь на соревнования в ДК "Шинник", так там по 350 рублей с каждого из родителей брали и сто рублей с ребенка. Заплатили 700 рублей за то, чтобы дочка выступила с танцем.

«Все упирается в то, что со мной не хотят заключать договор аренды. Хочу как-то раскачать администрацию, чтобы они поняли, что надо «оживить» этот стадион»



Тем временем на недавнем аппаратном совещании в мэрии директор департамента по делам молодежи, физической культуры и спорта Омска Михаил Расин доложил мэру и коллегам о том, что на территории стадиона «Сатурн» планируют сделать «Экстрим-парк» для соответствующих названию видов спорта. Шеленков считает, что одному другому не помеха, и на площадке хватит места и любому проекту мэрии, и альтруистичной идее омича.



«В основном я общался обо всем с департаментом физкультуры и спорта. Они все понимают, но мне кажется, что они не имеют столько полномочий, чтобы решить проблему с этим пустырем. Все письма идут на Расина, и он знает эту тему. Я вижу, что он не может взять на себя ответственность сдать мне этот стадион в аренду. Они ведут переговоры о том, что там будет построен спорткомплекс. Это, конечно, лучше, чем ничего. Но не на весь же стадион этот дворец ставить»

Мария Орлова