Зачем Илья Нодия бесплатно фотографирует людей на улице?



Родившегося в Урае, в возрасте, стремящемся к нулю, в родительской шапке меня перевезли в Омск. В Москву я сбежал сразу же после окончания института: до этого моя основная деятельность сводилась к работе свадебным фотографом. Если бы я провел еще один квартал в Омске, скорее всего, остался бы там навсегда: за три сезона мне удалось стать одним из самых узнаваемых специалистов в своем деле. Но в определенный момент пришло осознание: «Это не мое».



Общаться с молодоженами в рабочей обстановке было колоссальным опытом: 18-летний юноша берет деньги со взрослых людей и начинает их снимать, не обладая при этом какими-то круто прокачанными техническими навыками. В провинциальных городах свадебная съемка - это, пожалуй, единственный продукт, помогающий выживать фотографам. Работая в этой сфере, можно получать немалые деньги и уверенно стоять на ногах. Я тоже шел по этому пути: в начале заработал имя, чуть позже поднял себе профессиональную планку и наконец научился находить выход из любой ситуации.





Переехав в столицу, я понял, что свернуть свадебный бизнес было поспешным и необдуманным поступком. Будучи достаточно скромным молодым человеком, я все же искренне верил, что с таким портфолио в Москве меня начнут рвать на куски, на деле же все оказалось ровным счетом наоборот. Меня никто не знал, да и сейчас много, кто не знает. Отказавшись от свадебной съемки, а хотел я заниматься рекламной, мне пришлось начинать все с нуля. На первую пару месяцев мне даже пришлось просить денег у родителей, хотя изначально я привез с собой достаточно крупную сумму, но чертовы агенты и квартплата лишили меня всех сбережений.



Постепенно я начал восстанавливать свои силы, искать новые знакомства. Отсутствие близких рядом еще как-то можно было пережить, если бы свободное время занимала дельная работа, но она отсутствовала. В один прекрасный момент я понял, что на счету и в кошельке у меня нет ни рубля. Это был один из самых страшных периодов в моей жизни. Все же мне удалось устроиться на работу в production - в студию, где я стал снимать «предметку» - текстильные платки, обувь. Это приносило мне какой-то доход. Отойдя от стресса, я начал строить карьеру - к лету вернулся к работе с людьми и сделал свой первый портрет из серии.





Направление, в котором я работаю, очень близко к рекламному. Свои собственные съемки, несмотря на ограничения аппаратной техники, я всегда пытался вытянуть в программном плане - тон задавали западные фотографы, делающие какие-то безумные вещи в команде с ретушерами, маркетологами, оформителями. Однако я работаю над всем в одиночку- снимаю близко к американскому афишному стилю, при этом обожаю английский и мечтаю когда-нибудь уехать в Штаты, чтобы фотографировать людей на бесконечных трассах и в пустынях. В Европе я понял, что жизнь преподносит такие удивительные истории, что не пользоваться ими, - просто грех. Поэтому придавать дух снимку, наполнять его содержанием, нужно сразу, а не в процессе обработки.



Мне пишут многие фотографы, спрашивают, как я делаю такие четкие, резкие снимки, какие объективы при этом использую. Если честно, меня это расстраивает. Люди не видят самого главного - посыла. Идеология моей работы заключается в том, чтобы взять лучшее от домашних снимков, понятных и близких, грубо выражаясь, «обывателю», и снимков рекламных, вызывающих восхищение, но нам недоступных, объединить все это и подарить человеку. Случайно вышедший на улицу горожанин в обмен на смелость и небольшую историю о своей жизни совершенно бесплатно получает фотографию прекрасного качества.



Я мальчик провинциальный и никогда не видел прекрасных ландшафтов - мощеных улиц, высотных зданий. Оказавшись в Европе, я испытал неописуемое чувство - мне хотелось запечатлеть все и всех, сохранить в памяти каждый момент. Я видел интересные локации и, не раскладывая аппаратуру, отпугивающую прохожих, старался найти в толпе «своего» человека. На моих работах можно увидеть актера, профессора, человека, мастерящего клетки для птиц, туриста из Америки.





Многие из тех, кому я предлагал съемку, отказывались от нее. На улице чаще всего людям впаривают услуги или попрошайничают, поэтому меня часто посылали в весьма грубой форме. В Париже отказала треть. Я сделал 5 портретов из 20, в Женеве - 50 на 50, зато в Праге почти каждый был согласен уделить мне пару минут. К концу путешествия я уже понял, как разговаривать с незнакомцами и сразу показывал снимки из портфолио. Решающий момент любого диалога - поверили мне люди или нет.



Моя любимая европейская работа - портрет Билли Рене из Женевы, рядового 80-летнего пенсионера, заснятого мной на фоне гор. Из снимков, сделанных в Москве, мне особенно импонирует механик Никита, занимающийся производством кастомных байков. Из важных персон самой дорогой работой стало фото героя России Сергея Михеева, человека спроектировавшего вертолет КА-52 "Аллигатор", на фоне которого он запечатлен.



Так получилось, что моя работа - это хобби, приносящее и доход, и моральное удовлетворение. Когда деньги станут моей основной целью, перестану снимать. Без эмоций, страсти делать это просто невозможно. Я знаю много людей, которые пришли в фотографию, как в бизнес. И не дай бог я стану одним из них, это страшно. Учитывая финансовые сложности, можно было бы начать снимать что-то для заработка, снова вернуться к свадьбам, но я знаю, стоит начать, и ты уже не сможешь остановиться. Поэтому я продолжаю дарить людям портреты и пополнять свое портфолио.





Ирина Ильиченко
Фото: Илья Нодия