- Батюшка, я не пью, не курю, не прелюбодействую, работаю с утра до ночи. Батюшка, я правильно живу?
- Правильно, дочь моя… Но зря!
Бородатый анекдот

Верность: благоразумие или атавизм?

Я бы такой вопрос доктору Тимофееву сама вряд ли задала, если бы не приключившийся на днях разговор с подругой моей бабули, 70-летней дамой, которую бокал красного сухого унес глубоко в воспоминания о юных годах. Была она тогда фигуристой барышней с васильковыми глазами, тонкой талией и мужем-летчиком. У мужа-летчика был друг, и стал этот друг проявлять к нашей девушке интерес. Да и он ей нравился, говорит. А когда у них встал вопрос ребром: ступать ли с дружеской дорожки на скользкую тропинку внесемейных отношений, она ему дала от ворот поворот: мол, мужу изменять не буду.

У каждого из нас таких историй вагон и маленькая тележка. Не в том дело. А в том, что в 70 лет наша героиня вдруг говорит: «Я и сейчас думаю – ну зачем я ему отказала? Жалею вот…» Жалеть о чем-то полсотни лет спустя?...

– Как думаешь, стоило ей пуститься во все тяжкие? – пересказываю эту быль доктору Тимофееву.

– Не нам решать, стоило или нет. Но точно тебе скажу: женщина сейчас переживает не из-за того, что не попробовала чужого молодого тела, а из-за того, что наложила на себя ограничения, которые спустя много лет вдруг стали казаться ложными. И меня как раз не удивляет, что разговоры о потенциальных любовниках возникают в зрелом возрасте. К человеку приходит осознание конечности жизни и потребность оценить: правильно ли жил? Все ли успел?

Жалость о прошлом – недоделка, некий инфантилизм. В прошлое удобно закутаться, как в одеяло, греться в своих фантазиях и жалеть себя, если что-то не удается в настоящем: мозг с радостью дорисует картинку счастливого брака с другим партнером, более бурной, чем сейчас, жизни, полной страстей и счастья… Зрелость предполагает принятие ситуации. То, что было – это твоя история. Поменять что-то в ней невозможно. Думать можно только о сейчас. Если у тебя изменились принципы за это время – что ж, разреши себе новые впечатления сегодня.

Вот история завершения такого гештальта, услышанная мною от одногруппницы на встрече выпускников. В школе она была влюблена в красавца Юрия. После выпускного потерялись, она стала женой олигарха, дом, дети, набор машин «неделька». И – романтические воспоминания о мальчике Юре, которые она протащила с собой через годы. Потребность встретиться с ним однажды стала так сильна, что нашла его, позвонила… «Конечно, приезжай», - сказал он ей в телефонную трубку. Выбирала чулки, помаду, авто. Приехала. Дверь открыл лысый беззубый дядька: «Слушай, не помню точно, Полушкина…Ира, да? Сколько лет!.. А ты на машине? Подбросишь через часок до работы – мне в ЖЭК».

…она в школе так быстро стометровку не бегала, как сейчас бежала из его подъезда к своему «Ауди», скинув груз привычных фантазий.

Возвращаясь к вопросу верности.

Себе надо быть верным. Своей системе ценностей. Хочешь изменять? Изменяй, получай новый опыт. Главное – неси ответственность. А если принципы поменялись с годами (что абсолютно нормально) – не казни себя за прошлое и не жалей о нем.

Елена Ярмизина и Сергей Тимофеев