Омичка Наталья Летемина рассказала «МС2» о своем внезапном переезде в Австралию.



Когда первого января 2010 года мне позвонила подруга, последняя из школьных оставшаяся к тому моменту в Омске, и сообщила, что покидает его, я задумалась, а, может, мне тоже надо? В тот момент в моей жизни настал так называемый «кризис жанра»: мне 23 года, я работаю и подрабатываю, но никуда не продвигаюсь и выхода из этого круга пока не видно. Мне никогда не хотелось переезжать в Москву, в Северной столице были друзья, но не достаточно близкие, зато моя лучшая подруга жила в третьем по величине городе Австралии - Перте.



Трудности перевода

Я начала искать пути, которые позволили бы мне приехать на другой континент. Чтобы получить рабочую визу, необходимо было сдать экзамен на владение английским языком. Несмотря на год подготовки, сделать это мне не удалось. До этого несколько лет я копила деньги на машину, а потом отодвинула эту мечту и стала копить на переезд в Австралию, но, устав жить мечтами о будущем, решила пойти ва-банк: оформив туристическую визу, поехала навестить свою любимую подругу, ну, и на разведку.

Через четыре дня пребывания на другом конце полушария у меня начались романтические отношения с Саймоном- соседом моей подруги и её молодого человека, с которым он жил в одном доме. Конечно, такого хода событий не мог предположить никто, однако, срок визы истекал и мне нужно было возвращаться в Россию. Следующие восемь месяцев, проведенные в Омске, я занималась подготовкой к следующей визе, продолжая трудиться на всех своих работах. Отношения с Саймоном пепешли в режим "он-лайн".


На этот раз мне дали студенческую визу: у меня было 15 месяцев, чтобы освоиться в Австралии и, главное, проверить наши с Саймоном отношения. После первой поездки чужая страна меня не впечатлила, всё казалось мне странным и непонятным. Положительные эмоции от путешествия были скорее связаны с новыми отношениями, чем с самим местом пребывания. Сама по себе Австралия, без Саймона, меня совсем не привлекла. Поэтому по возвращении в Омск, никаких фраз вроде: «Фу, где мы вообще живем»,- от меня никто не слышал. Однако после пары лет, проведнных на другом континенте, я все же оценила все его достоинства и преимущества.
Самый сильный диссонанс я почувствовала, когда стала замечать огромное количество людей с ограниченными возможностями на улицах и в общественном транспорте. В центре города, в шоппинг-центре, человек, у которого действует только один палец на одной руке, которым он управляет своим креслом, ездит по магазинам, к нему подходят друзья, другие люди, они о чем- то разговаривают и вместе отправляются еще куда-то. Человек может вести активную социальную жизнь, его воспринимают как равного члена общества. Здесь нормально относятся к людям с ограниченными возможностями, им всегда помогают развернуться, подняться и обслуживают в соответствии с их потребностями. Инфраструктура города такова, что человек может в нём жить, перемещаться, работать и развлекаться, какогобы возраста или состояния здоровья он ни был. И, главное, круг общения такой категории граждан не ограничивается ближайшими родственниками, как это часто бывает в России. В момент осознания этого факта у меня сжалось сердце - многие инвалиды у нас дома годами не могут выйти из своих подъездов и тихо, невидимо пропадают в своих квартирах ...



"Неправильная" жизнь

К началу 2013 года мне снова нужно было вернуться домой - мое обучение в Cambridge International College подошло к концу. Следующая полученная мной виза была уже партнерской (иначе говоря, визой невесты) и давала мне право на временное резидентство. Да, мне пришлось разрушить привычный ход вещей, определенный ритм, принятый в родной стране за образец «правильной жизни». Наверное, я бы хотела в свои 27 лет иметь свои квартиру, машину, быть женой, мамой, но все сложилось иначе. Я снова учусь и снова начинаю карьеру, когда почти все мои сверстники  уже получили приличные должности и обзавелись детьми. У Саймона есть старшие брат и сестра, им немного за 30, но у них тоже нет детей. При этом ни у кого, в том числе у меня, нет ощущения, что в этом есть что-то криминальное. Они, как и мы, хотят продолжения рода, но нам еще столько всего хочется успеть "до того как"!



До истории с Австралией моя жизнь выглядела следующим образом: я закончила математический факультет  в ОмГУ им Ф.М. Достоевского, затем работала инженером и участвовала во масштабном внедрении программного комплекса для Минфина области, с помощью которой он работает с подведомственными организациями. Все мысли об иммиграции на том жизненном этапе упирались в страх начинать все с нуля. Однако после переезда этот страх сменился другим. Находясь в Омске, я вела очень активный образ жизни: для меня никогда не было проблемой найти себе работу с хорошей должностью, у меня было много увлечений, я вела йогу, проводила время с друзьями. Приехав в Перт на учебу, мне пришлось пойти работать официанткой. Когда я работала в ресторане, меня ежедневно спрашивали о русской водке, медведях и холоде. Сейчас, когда я уволилась, это происходит несколько реже - через день. Год работы в ресторане дал мне такой урок и отпечатался во мне так сильно, что возвращаться туда было для меня не просто шагом назад.



Начать с нуля

Осознание того, что в родном городе у меня был бы более высокий социальный статус и я по-прежнему занималась бы там интеллектуальным трудом, очень давило на меня: почти месяц я не могла набраться сил и переписать свое резюме, адаптировать российский опыт работы к австралийской действительности мне не удалось. Но у меня был запасной план - я подала документы в местный колледж и сейчас изучаю дизайн и планирование жилых домов. Это новый вид деятельности для меня, но омская школа искусств и уроки черчения в школе не были забыты. Поступление - важнейший поворот в моей жизни. Через полгода я получу сертификат, который даст мне право еще через полтора года получить диплом. С первых дней курса я понимала, где буду работать и чем заниматься. Мне это настолько ясно до сих пор, что я жду не дождусь, когда у меня начнется большая карьера. У меня уже есть пара проектов и небольших, но все же клиентов. Сейчас я плачу 800 долларов в семестр, это приемлемая сумма, однако такие льготные условия моего обучения обусловлены характером визы, студентам без временного резидентства приходится платить в десятки раз больше.



Культурный обмен

В этот приезд я ни разу не варила борщ, который очень нравится моему молодому человеку, я вообще готовлю тут блюда, которые никогда не делала, живя в Омске, - мясо по-французски, плов. Как-то моя подруга сказала, что скучает по русскому Новому году, и я дала ей обещание, что мы отметим его «по-нашему». Оливье, я скажу, ушло на ура. Кстати, Австралия поразила меня тем разнообразием кухонь мира, которые здесь есть. Когда я первый раз попробовала индийское карри, то не смогла его есть, просто не понимала вкуса, перец чили затмевал всё. Зато сейчас я самый ярый фанат этого блюда в нашей семье.

У меня сложилось очень хорошее впечатление о австралийской нации, думаю, мне очень повезло, потому что я знаю людей, у которых оно крайне негативное. Семья Саймона гостеприимная и интеллигентная, все его родственники образованны, много читают и путешествуют. Саймону совсем не понравилась «Мастер и Маргарита», зато он оценил «Преступление и наказание». Когда он читал «Войну и мир», то, дойдя до момента, когда французы объявили нам войну, решил поделиться со мной этим фактом. «Пошли на Москву? Ну да, они же ее и сожгли в итоге»,- ответила я. «Зачем ты все мне это рассказываешь?» - «Саймон, это же исторический факт, а не спойлер», - засмеялась я.



Австралийский фетишизм

Я восхищаюсь и родственниками, и друзьями моего молодого человека, и своими преподавателями, и начальниками на работе - они научили меня мыслить иначе и сформировали на своем примере образ высокообразованной и благородной нации. Кстати, для самих австралийцев миграция - тоже не редкость, многие местные жители живут с оглядкой на США и считают, что только в Америке «все сделано круто и со вкусом». Как бы то ни было, на страну в целом существенное влияние оказывает Великобритания, проявляется это даже в мелочах, например, королевская семья здесь - это особый национальный фетиш. Новости о том, где поела королевская чета, зачастую кажутся австралийцам более важными и интересными по сравнению с другими событиями мирового значения.

В Перте есть русское сообщество, и одна из моих подруг, которой не хватает общения с земляками, однажды привела меня на прогулку с соотечественниками. Мы не пили водку и не щелкали семечек, нет, мы совершили 17-километровую прогулку по национальному парку. Кто-то из присутствующих принес с собой вареные яйца - это было единственное напоминание о том, что собрались русские. Все ребята, осевшие в Австралии, живут хорошо. Пару дней назад мы снова встречались с ними и так интеллигентно провели вечер, что прямо захотелось добавить туда побольше лихого русского (смеется).



Я пережила австралийскую зиму и могу сказать, что мне еще никогда в жизни не было так холодно. Возможно, некоторые меня не поймут, но когда днем +15, а ночью эта температура опускается до нуля, при этом в доме нет центрального отопления, зато много окон, впускающих почти напрямую холод в дом, спать, есть или смотреть телевизор становится практически невозможно. У нас есть обогреватели, кондиционер, но в Австралии очень сильна пропаганда экономии электричества, кстати, весьма недешевого, поэтому постоянно "гонять по квартире тепло" ты не будешь. Выход один - уходить из дома и наворачивать километры по окрестностям. Правда, сейчас у нас, наоборот, невероятно жарко: всю неделю +37 градусов.


В мире животных

Вообще в Австралии представители фауны живут бок о бок с людьми, как-то Саймон спросил меня, а какие животные находятся в Сибири. "Медведи, волки, лисы, зайцы", - ответила я. "И кого ты из них видела?" Он был очень удивлен, что я вживую видела только белок. Дом, где мы живем, находится на холме, рядом с национальным парком, и через наш и соседний участок проходит кенгуриная тропа. Часть из них мы уже «узнаем в лицо». Ещё мы кормим птиц на веранды с рук. Если вы иммигрируете в Австралию, это не будет означать, что кенгуру сразу станут вашими ближайшими соседями. Но у вас точно будет шанс со временем купить себе дом, а это уже значит очень многое.

Ирина Ильиченко
Фото: из личного архива героини