От первой до тысячной бабочки омского дизайнера Даши Пряниковой прошло чуть больше года. Наплевав на царящие в провинции стереотипы, она начала делать свои аксессуары «для чувствительных к трендам» людей, и ее имя быстро стало известно в столице.


Пряникова Дарья, студентка пятого курса художественно-технологического факультета ОГИС, кафедра дизайна костюма



«Этот аксессуар кажется мне одним из лучших, которые я делала. Прогнозируя успех, я сшила их сразу 13, а купили всего пять. Так часто бывает: вещи, которые, по моему мнению, граничат с гениальностью, люди не покупают, выбирая что-то более банальное типа клетки, которой пестрят все бабочки в Zara».



«Этот пакет - самая непонятная вещь из тех, что я делала. Однажды я решила пойти от обратного - взяться за то, что дается мне хуже всего и поработать с кожей. Люди любят писать под фото этого пакета лозунги типа «Плагиат», «Это не ты придумала, а Раф Симонс» и т.п. Но я реагирую спокойно, в моде трудно придумать что-то революционно-новое, а моя сумка отличается от предшественников отсутствием фурнитуры и лаконичным дизайном. К тому же первым был не Раф, а один из модельеров Антверпенской шестерки».





«С Роговым меня познакомил наш общий друг на Mercedes-Benz Fashion Week Russia. До этого момента мы просто регулярно сталкивались на различных мероприятиях. Однажды друг сказал мне, что Александру очень понравилась эта сумка и он  «даже бы носил такую». Я поняла намек и перед показом сделала ему сюрприз, вручив ее. Он был очень счастлив и совсем не ожидал такого подарка, с которым позже долго позировал перед фотографами. Я была так воодушевлена, что от восторга забыла сдачу с 500 рублей в метро».





«Мне казалось, что все уже устали от клетки и решила предложить своим клиентам что-то новое. Эти кожаные бабочки пока не очень востребованы. Их покупают люди, более чувствительные к трендам, которые так же, как и я, не боятся экспериментировать».



«На изготовление одного воротничка уходит около получаса. Сейчас у меня уже есть швея, не знаю, что бы я без нее делала, найти хорошего специалиста в данной области - нелегкая задача».





«Александр Анатольевич как-то давал интервью в одном столичном кафе, куда я как раз приехала к нашей общей подруге. Так мы и познакомились, и я подарила ему бабочку. Это удивительный, очень благодарный человек без капли снобизма и высокомерия».



Основные покупатели воротничков, конечно же, девочки, но заказывали их и парни. Клиенты не понимают с чем, как и по каким дням это носить, поэтому популярностью пользуются преимущественно черные и белые изделия. Большинство людей сковано стереотипами и правилами, все еще хотят нацепить на себя блестючки и клепочки, а дальше фантазия уже выключается».



«Бархатные бабочки предназначены для изысканных мужчин, даже в некоторой степени для пижонов. Подружка называет это «армянский шик». Конечно, они не такие банальные, как клетка, поэтому я и шью их в другом количестве и продаю по более высокой цене, ведь это не хлопок, а шелк и бархат».





«Это сумки из моего проекта «Аксессуар», который мы делали в институте, где мне попалась тема «Деликатес». Я не ищу легких путей, поэтому вместо одной вещи сделала пять. У меня была очевидная сумка-икра - пакет, перфорированный кругами и метафоричный конверт-письмо влюбленных, что-то долгожданное, редкое. Но больше остальных моих друзей и коллег зацепила сумка-селедка, внутри у нее была подкладка из ламинированной газеты. Это был ироничный деликатес, в презентации проекта с этой сумкой снималась моя бабушка, которая обожает селедку. Когда авоську увидела одна из постоянных покупательниц в московском «КМ 20», она сказала, что это очень концептуальная вещь в стиле Александра Вонга и мне надо продаваться в том же «КМ20» или Podium-market».

Текст: Ильиченко Ирина
Фото: из личного архива героя