Картины Сергея Сочивко могут стать иллюстрациями практически к любой сказке. Как говорит сам художник, в архивах он изучает черно-белую историю по старинным фотографиям, а для своих зрителей раскрашивает ее в яркие краски.

Сергей Сочивко – член Союза художников России, доцент кафедры дизайна, рисунка и живописи Омского института сервиса.

«В эпоху потребления у искусства и культуры на первый план выходит задача успокоить человека, возможность сопереживать. Всегда подчеркиваю, я – русский художник. Люблю творчество всех народов мира, но у нашего народа своя история и свой путь».




«Масленица»,
холст, масло



Накануне Прощеного воскресенья блины пекли, по гостям ходили. В центре деревни мужики ставили столб, на него надевали колесо от брички, прибивали вожжи, поливали вокруг водичкой, делали самодельные карусели. На Масленицу сжигали соломенное чучело, лазали на столб за сапогами.

«Рождественская ночь в атаманском хуторе»,
холст, масло




На Рождество устраивали гуляния, пели песни, колядовали. Полушубок наизнанку вывернешь, маску смастеришь – и вроде как уже и ряженый. Колядки учили с бабушкой, Прасковья Михайловна басни рассказывала, притчи: «Когда рождается ребеночек, Господь Бог одной рукой выдает ему запас прочности, силы и таланта, а другой – испытания как раз на ту силу, которая в нем заложена».

«Праздничный день»,
холст, масло




Судьба семьи вплетается в судьбу города, а судьба края – в судьбу всего государства. Если человеку становится это интересно, он по-другому начинает смотреть на тот двор, в котором живет. И вдруг осознает, что, оказывается, у его города славная история.

«Казачий рынок»,
холст, масло




Само состояние русской души требует раскрашенности, лубочности, ярмарочности. Где-то я нарочито «запускаю» цвет и все раскрашиваю, где-то сознательно нарушаю некоторые законы живописи или композиции, и получается такой эффект. Народная картинка с содержанием народной истории. Пускай все это уже в прошлом, но для того чтобы идти вперед, надо периодически оглядываться.

«Сибирская банька»,
холст, масло




Моя муза – русская Венера. У нее семь пудов веса, как у героинь Кустодиева.

Текст: Екатерина Черненко
Фото: предоставлены художником