На своей странице в Instagram артистка поведала о перипетиях театральной жизни.

 

В выходные Анна Ходюн рассказала подписчикам своего профиля в Instagram несколько историй, которые показывают, что актерская работа на самом деле весьма трудна и далека от того волшебного мира, каковым она кажется из зрительного зала.

 

 – Вот все говорят – у вас такая интересная работа! Просто волшебная. Мир фантазии, флёр нереальности. И всё в таком духе... Я про флёр этот ничего не знаю, потому что, когда ты бегаешь по сцене в девять часов вечера перед залом, полным зрителей и на тебе тяжёлая искусственная шуба «времён Островского» или ватные «довоенные» штаны, на голове искусственная же шапка, призванная играть роль собольей или «чудный, чудный, вам очень идёт» парик, который руки чешутся поскорей сорвать... ты совсем не ощущаешь себя волшебной феей или небожителем, – подписала Анна снимок.

 

Затем она рассказала об одной из актрис Владивостокского ТЮЗа, которая играла бесстрашных и отчаянных героев.

 

– Её вели на расстрел,толкали бутафорскими прикладами в спину, кричали что-то на дальневосточном немецком. А она, босая и несломленная, спокойно шла навстречу своей гибели... И вот она поворачивается... И в этот момент у неё лопается резинка на клетчатой девичьей юбке. Юбка падает, демонстрируя детям и юнешеству вполне себе женские бёдра в панталонах с начёсом. Она с вызовом перешагивает через юбку, кричит и падает на пол «убитая». И долго лежит в пионерском галстуке и панталонах. Потому что до финала и закрытия занавеса ещё две сцены.

 

Завершила Анна свой рассказ о жизни актера историей об одном из театров, работники которого весьма любили спектакль, где они играли в тулупах и валенках, поскольку дырки в крыше здания тепла не добавляли. А весной, когда снег начинал таять и вся вода устремлялась внутрь, на сцене появлялись ведра, кастрюльки и тазики, и артисты умело обыгрывали шумную капель.  

 

- В общем, земля вертится, время бежит, жизнь идёт, в театрах играют артисты. В фуфайках и париках. Их «убивают», душат, льют на них воду, а они всё равно работают. За какой-то странный интерес. За какой? Не понятно. И правда – загадочная профессия.