Александр Смоленский, известный как DJ Svat, — о своей коллекции головных уборов, украинских корнях и любви к кроссовкам.



Сейчас я ращу оселедец, в общем понимании – казацкий чуб, он уже начинает за ухо заправляться, а через полгода вообще будет идеальным. Почему я так решил? Дело в самосознании, в самоидентификации, корнях, ну и, не буду отрицать, в желании выделиться, показать себя. Получается некая самореклама: я вот такой, другие – вот такие.



Каждый день я разный: на съемку приехал, одевшись как человек, любящий спортивную одежду, а вечером на работу, образно говоря, могу прийти во фраке. Для меня понятие моды несколько отличается от общепринятого: если человек изо дня в день ходит по микрорайону и щелкает семечки в костюме adidas – это не мода, это образ жизни. Он, может, и хороший человек, но одет безвкусно, просто так. Если я вижу, что гость пришел на вечеринку в таком же костюме, но одет в тему (скажем, на нем красные кроссовки, стильная кепка), а его самосознание располагает к тому, чтобы в данный момент выделиться и быть не таким, как все, – это круто. 



Не понимаю политику клубов, не пускающих людей в спортивных кроссовках, ни для кого не секрет, что такая обувь сейчас может стоить на порядок выше классической, к тому же танцевать в ней намного удобнее. Согласитесь, ведь можно прийти во фраке, но при этом напиться, упасть на пол и натворить дел.



Я могу переодеваться и два, и три раза  в день – зависит от настроения. Не могу назвать себя шопоголиком, но моя профессия накладывает отпечаток: мне нужно не то чтобы шокировать, но определенно выглядеть не так, как все. Недавно в магазине я покупал футболку, меня заверяли, что их всего четыре во всем Омске, но уже на ближайшей вечеринке я столкнулся с восемью гостями заведения, одетыми в точно такие же майки. Теперь футболка лежит без дела. На работу я ее точно никогда уже не надену, все-таки людям должно быть интересно на меня смотреть.




Я очень люблю часы, ежегодно покупаю себе их в подарок к 31 декабря. Первоначально у меня была по-юношески максималистская цель, как мне кажется достойная: каждый год покупать все более дорогие. В 2012-м из-за того, что я поехал отдыхать и потратил очень много денег, данная задумка не удалась. Мне нравятся  классические часы: маленькие, тоненькие, с циферблатом. Совсем не люблю электронные и часы фирмы Rado. Если говорить о часах-мечте, то эталоном для меня является марка Vacheron Constantin. Могу сказать честно, не могу себе их позволить, так что пока ограничиваюсь классическими часами Tissot.



В моей коллекции 84 головных убора, и, честно говоря, я  уже не знаю, куда их девать. Раньше кепки и шапки висели на крючках вдоль комнаты, а теперь лежат грудой: часть крючков оторвалась, а у меня все не дойдут руки прикрутить их обратно. Коллекция начала собираться в начале 2004-го, первыми экземплярами в ней стали кепки, однако сейчас в моем импровизированном магазине можно найти как национальные головные уборы из разных уголков планеты, так и милицейские фуражки. Иногда приезжаешь выступать в другой город и между делом рассказываешь организаторам о своем хобби. Проходит полгода, ты прилетаешь обратно, а директриса говорит: «Мы вот тут с мужем ездили отдыхать, я вспомнила о тебе, держи шапку». Очень бывает приятно.






Люблю обувь, но в основном ношу только кроссовки, у меня всего две пары классической обуви – коричневые и черные, и я не считаю нужным их обновлять, мне даже нравится, что ботинки становятся такими потертыми. На одних из них я уже несколько раз менял колодки. Сейчас на мне кроссовки 85-го года выпуска, эту историю может подтвердить даже моя мама. Два месяца назад я случайно нашел в шкафу у родителей старую коробку с синими таблетками от моли, в ней была вот эта замечательная пара, представляете, на ней даже размер проставлен печатью. Раньше при возможности люди покупали сразу по 3-4 пары на вырост, так, чтобы потом и продать можно было, так вот про эту все давным-давно забыли. Это не «а-ля», это самый настоящий олд скул. У меня никогда не возникнет мысли: «Ой, эти кроссовки старые, я выгляжу в них как дурак». Дурак тот, кто не поймет.





Я не понимаю людей, которые начинают с негативом обсуждать других, особенно если эти «другие» просто не соответствуют их ожиданиям. Пускай люди отнесутся к моему гардеробу не с позиции: «Вот выпендрился!»,  а просто с позитивом. Сейчас, когда мне уже почти 30, я  имею возможность одеваться  так, как хочу. Недавно пришел к маме на ее новую работу, буквально через два дня ее коллеги  сказали что-то вроде: «Мы так приятно удивлены, такой образованный молодой человек, а по внешнему виду и не скажешь». Их ввели в ступор усы, борода, прическа, татуировки. Если бы не было телевизоров, глобализации, я бы, может, и понял такую предвзятость. Надеюсь, когда мне будет 50, я не буду судить о человеке только по тому, что он пришел в одном красном ботинке, а в другом черном.


Это, кстати, еще одна моя фишка. На свой первый гонорар от привоза я купил себе стиральную машину и хотел приобрести кроссовки adidas original superstar с резиновыми носами. Продавец, которая мучилась со мной, пока я выбирал между синей и белой парой, предложила взять обе, подумав, я решил последовать ее совету и «распарил» их. До сих пор если вижу обувь разных цветов одинаковой модели, беру как можно больше. Все твердят: «Ой, у тебя кроссовки разные», я говорю: «Они одинаковые, у них цвета разные». Людям становится интересно.






Вообще с людьми хамоватыми и бестактными в жизни я почти не сталкиваюсь. Помню только один случай. На вечеринке ко мне подошел знакомый и спросил, каким одеколоном от меня пахнет. Я стал ему рассказывать, что три дня назад зашел в магазин и увидел мужские духи с запахом сигар, которые были очень популярны еще во времена моего детства, когда любой более-менее уважающий себя мужчина этим запахом пользовался. Я купил этот парфюм и первые три дня просто наслаждался ароматом, которым когда-то пользовался мой папа, его друзья, а теперь на свои деньги его купил я сам. Мой воодушевленный рассказ был прерван немного грубой фразой. Я впал в ступор и просто не знал, что ему ответить, поэтому просто промолчал. В общем мы друг друга не поняли.



Ирина Ильиченко
Фото: фотостудия PANAMA