Организатор «NO LIMITS FEST», который пройдет 9 сентября, рассказал, из-за чего благотворительное мероприятие пришлось перенести и почему представители андеграундной омской сцены против широкой известности. (ИНТЕРВЬЮ)

 

– Можно ли какой-то краткой формулировкой описать совокупность музыкантов и зрителей, которые будут на фестивале?

 

– Это андеграундная тусовка. Если говорить о музыкантах, можно смело сказать, что дальше Омска эти группы не пойдут, возможно, за исключением нескольких. Более того, они к этому не стремятся, им просто нравится то, что они делают.

 

– Сколько лет этим музыкантам?

 

– Разброс широкий: от тех, кому нет восемнадцати, до тех, кто приближается к сорока. Это одна из «фишек»: люди с огромной разницей в возрасте, но при этом на одной волне.

 

– Внешний вид этих людей выдает в них музыкантов? Может быть, у них особые прически или наряды, россыпь татуировок?

 

– У меня порой спрашивают: вот ты музыкант, почему у тебя волосы не длинные, нос не проколот, нет татуировок, тоннелей в ушах? Я, например, не считаю, что татуировка должна быть у каждого рокера. Однажды на гастролях мы видели ребят, которые сплошь покрыты татуировками. Они выходят на сцену, и у меня единственный вопрос: «Что вообще происходит?!» Не в метроном, не в ритм… Зато они крутые, в татухах! Я не могу нарисовать какой-то усредненный портрет омского андеграундного музыканта – то же самое касается и публики. Они все разные.

 

 

На концертах относительно популярных групп, наоборот, можно заметить молодежь с множеством внешних сходств. Андеграундного движения унификация совсем не коснулась?

 

– Во многом стремление следовать моде касается молодых слушателей – до 18 лет. У нас же, что радует, на концерты приходят люди старше 21, а совсем юных – меньшинство. Это значит, что слушатели выбирают такую музыку осознанно. Люди самобытны: нет одинаковых «челкарей», или парней с выбритыми висками и пучками на голове, нет бородатых мужиков с немытыми длинными волосами. Самые обычные люди, которые располагают к себе.

 

– Ну хоть что-то эпатажное в андеграундной тусовке есть?

 

– Названия некоторых коллективов длинные, запутанные и порой даже отталкивающие. Например, я долгое время из принципа не слушал группу «Гигантская мразь». Думал, они играют какой-нибудь хардкор – с таким-то названием. А оказалось, очень приятная музыка – напоминает одну британскую группу. Есть коллектив «Шумные и угрожающие выходки» - их, к сожалению, не будет на фестивале, они уехали на археологические раскопки. Одна из моих любимых омских групп, музыку которой крайне сложно описать каким-то одним словом. Или, например, группа, в которой я играю – Aesthetics Across the Color Line. На самом деле, это часть названия книги писателя Джеймса Винчестера, где «color line» подразумевает разделение по расовому принципу.

 

 

– Как получилось, что ты объединил концерт «непопулярной» музыки и тему благотворительности?

 

– История фестиваля вообще получилась любопытной: приехал друг из Петербурга, бывший омич, у него своя группа, «Байкал». Говорит: «Саня, сделай концерт, поиграем, как в старые-добрые». Мы нашли место под открытым небом, в гаражном кооперативе, собрали четыре группы, их становилось всё больше, в итоге набралось 15 коллективов (сейчас осталось 12). Я подумал: почему бы не сделать фестиваль в поддержку чего-либо? Давно мечтал сделать благотворительный концерт.

 

– Почему подумали именно о помощи животным?

 

– Мероприятие называется «NO LIMITS FEST». «Без границ», и речь не только о восприятии музыки, которое в идеале должно быть максимально гибким. Когда люди на улице видят собак, они отстраняются, могут начать кидаться в них камнями – я сам видел такое. У меня на такой случай всегда есть с собой если не пакетик с едой, то деньги, чтобы купить пакетик с едой, я пытаюсь как-то помочь. Многие не знают, что собаки с бирками на ушах стерилизованы. Участились случаи живодерства. Нужно что-то делать, как-то рассказывать людям, привлекать внимание. К примеру, 16 сентября пройдет митинг в поддержку законопроекта, устанавливающего права животных, люди будут нести ответственность за жестокость или даже беспечность в отношении домашних животных (когда подержал дома, «поматросил и бросил»). Мы тоже хотим внести свой вклад, поэтому все средства за вычетом организационных расходов будут в равной мере распределены между приютом «Друг» и сообществом «Будка».

 

 

– Почему местом проведения фестиваля в итоге стал бар, а не гаражный кооператив?

 

– Сначала нам дали добро, а потом отказали буквально в последний момент. Причем формулировка была очень интересная: они побоялись масштабов мероприятия. Будто весь милионник разом соберется и пойдет помогать животным. Пришлось экстренно переносить, благо, руководство одного из омских заведений пошло нам навстречу.

 

– Как распространяете информацию о концерте, чтобы больше людей привлечь к благотворительности?

 

– Мы сделали вход только по репостам, то есть, помимо оплаты билета (100 рублей), человек до мероприятия должен будет еще и скопировать к себе на страницу сообщение о концерте. Плюс наши информационные партнеры разошлют информацию своим клиентам через посты в соцсетях.

 

– А можно будет не приносить деньги, а самим купить то, что пригодится в приютах?

 

– Люди уже спрашивали об этом, и я создал в группе фестиваля отдельную вкладку с перечнем того, что можно принести – медикаменты, корма и т.д.

 

– Сколько человек ожидаете?

 

– На сегодняшний день репост записи сделало уже более 350 человек.

 

 

– Можно ли как-то изменить ситуацию и вывести андеграундную музыку из тени – и нужно ли?

 

– Не тень, а андеграунд – это круче! Стоит чувствовать разницу. Многие музыканты из этой сферы действительно против того, чтобы ее продвигали и привлекали больше слушателей. Думаю, ситуацию не изменишь, и ее не нужно менять – хотя я как организатор всячески стараюсь это сделать. Есть группы, которые вышли из того же андеграунда, но гастролируют «по-серьезному»: запрашивают гонорар, имеют свой райдер. «Настоящие» андеграундные музыканты их за это недолюбливают, а я, наоборот, уважаю, потому что они вышли за эти рамки, пошли дальше. Кто-то, возможно, уже состоялся в своей профессиональной области, вне музыки, и доволен тем, что имеет, играет просто для удовольствия. Может, этих людей и вправду не стоит «толкать» к тому, чтобы они развивались в творческом направлении. А вот кто-то создан был стать музыкантом, но в свое время не стал им. Такие ситуации нужно предотвращать.

 

– Как?

 

– Многие придерживаются наивно-инфантильного подхода, то есть надеются на авось. Не пытаются куда-то пробиться или делают попытки, но слабые. Творят лишь для узкой аудитории. У нас в городе есть отличные команды, уникальные – некоторые играют в таком редко встречающемся стиле, что на всю страну найдется всего несколько таких коллективов. Есть незанятая ниша – берешь и занимаешь! И не стоит создавать себе рамки, думая, что группа из провинциального города не станет популярной. Известен случай, когда никому не известный музыкант из маленького городка под Донецком, который выкладывал свои работы в стиле его любимой группы, в итоге стал солистом этой группы! Этот коллектив, Asking Alexandria, выступал на всех континентах, давал многотысячные концерты. Чтобы повторилась подобная счастливая история, нужно, чтобы совпало три фактора: трудолюбие, удача и талант. А рамки – они только в голове.

 

Фотографии предоставлены организатором концерта (авторы снимков – Ольга Лебеденко, Илья Петров)