Молодой режиссер из Омска получил на форуме «Таврида» 200 тысяч рублей на съемки короткометражки о любви и ходячих мертвецах. (ИНТЕРВЬЮ)  

 

– Сложно было попасть на «Тавриду»?

 

– Всего на «Тавриде» восемь недельных смен, я подал заявку на смену «Молодые режиссеры, продюсеры, актеры театра и кино, мультипликаторы». В этом году попытался впервые, и с первого раза получилось.

 

– Помимо заявки, было какое-то творческое задание?

 

– У всех смен оно было разным. Мне нужно было рассказать, что для меня значит быть режиссером, уложившись в регламент – полторы минуты. Я выбрал видеоформат.

 

– Непросто, наверное, за полторы минуты рассказать о том, что ты избрал делом своей жизни.

 

– По сути, мне нужно было применить навык, который я считаю одним из ключевых в этой профессии, ведь главный инструмент режиссера – это ножницы, которые позволяют убирать все лишнее, оставляя лишь самое главное. Мне нравится рассказывать истории с помощью видео, моя задача – сделать так, чтобы это было интересно.

 

– И какие же истории вы уже рассказали?

 

– Есть история, о которой я пока не снял фильм. Но я упомянул о ней в своем видеозадании для «Тавриды». Пожалуй, она стала отправным моментом, хоть и «выстрелила» в моей жизни целых 20 лет спустя. Когда мне было девять, я посмотрел фильм «Смертельная битва». Восхищенный, я выбежал во двор к друзьям с криком «Давайте снимать кино!» Тогда, в детстве, я загорелся идеей снять детскую версию любимого фильма. Только вот шли годы, а это намерение я так и не исполнил. Окончил вуз по технической специальности, сменил несколько профессий, не связанных с творчеством.

 

 

– И попали на молодежный форум с проектом фильма «Любовь и зомби».

 

– А перед этим был путь длиной в 2,5 года – именно столько времени прошло с момента, как я решил кардинально сменить сферу деятельности, на полном серьезе вбил в Google запрос «Как найти себя», вспомнил о своей любви к кино и о том детском желании снять свой фильм. Потом – месяцы учебы на онлайн-курсах, очные обучающие программы у омских режиссеров. Я осваивал роль оператора и параллельно создавал небольшие режиссерские работы – клипы, танцевальные видео, игровые короткометражки. Что-то публиковал на своем YouTube-канале. Например, клип от первого лица, который мы опубликовали в декабре, набрал больше 250 тысяч просмотров.

 

На "Тавриде" Владимир успел принять участие в съемках фильма "софорумников" в качестве актера

 

– На этапе отбора на «Тавриду» было не только творческое задание, но и портфолио – по какому принципу вы выбирали работы?

 

– Точно могу сказать, что пока мне трудно вычленить в моем творчестве то, чем бы я особенно гордился – я критически отношусь к тому, что я делаю, и с течением времени неизменно нахожу в завершенных проектах недостатки. Для «Тавриды» я старался выбирать что-то более доброе и менее агрессивное, ведь этот форум буквально пропитан атмосферой доброты.

 

– Но зомби!..

 

– Мне пришла идея объединить темы зомби и любви, а сценарий написал товарищ, Павел, он актер, ему близка тема ходячих мертвецов, и он большой фанат ужасов. Мне тоже приходится догонять его по этой части: после форума каждый день смотрю фильмы про зомби. Кстати, как я выяснил уже после «Тавриды», в Голливуде как минимум однажды объединили две этих, казалось бы, слабо сочетающихся между собой темы – в фильме «Тепло наших тел». Более того: и там, и в нашем сценарии присутствуют шекспировские мотивы – я говорю об истории любви Ромео и Джульетты. Но у нас будет по-другому.

 

– Несмотря на всю доброту форума, о которой вы говорите, жюри решило дать грант вашему фильму с довольно неоднозначной темой. Почему?

 

– Для меня самого это стало сюрпризом. Было много социальных проектов – к примеру, о ветеранах. Было 170 заявок, из них около 70 допустили до презентации проекта перед экспертами. Потом выбрали 19 человек, которые получат гранты, а какая будет сумма (100, 200 или 300 тысяч рублей), решалось после минутной презентации перед участниками форума. Чем-то мой проект зацепил кураторов, я видел, как они оживились. Да и не могу сказать, что он лишен социального подтекста: в нашем сценарии есть тема любви подростков и опасных крайностей, до которых она может доводить. Приятно, что и участники оценили проект – к примеру, запомнилась актриса из Москвы, которая подошла и сказала: «Ты здесь единственный, кто приехал снимать кино».

 

 

– Когда приступаете к съемкам? Сколько дается времени на реализацию проекта, и как будете отчитываться по гранту?

 

– С механизмом пока не знаком, но известно, что он довольно простой. В общей сложности дается год, возможно, мы закончим раньше. К съемкам пока приступать рано: после форума я понял, что сценарий сырой, его нужно дорабатывать.

 

– Претенденты на главные роли уже есть? Будет кастинг на зомби-массовку? У актеров будут гонорары?

 

– У меня на примете молодые актеры из любительского театра – интересно, что они и в жизни пара. Кастинг на массовку – почему бы и нет? Было бы довольно зрелищно. Что касается гонораров, конечно, хотелось бы – пусть даже они будут не слишком большие. Но при распределении бюджета фильма приоритеты несколько иные: затраты в первую очередь идут на грим и эффекты. То есть, художественная и техническая часть.

 

– Не боитесь, гоняясь за внешним, забыть о смысловом наполнении?

 

– Напротив, я хочу соблюсти баланс. Фильмы, которые ориентированы на массового зрителя, динамичны, но зачастую в них не хватает изюминки, интересной идеи. А некоторые артхаусные работы попросту скучны, потому что, какая бы серьезная, важная мысль ни лежала в основе фильма, если история подана пресно, мысль эта не будет донесена. Мне хочется совместить оба этих аспекта. Своеобразными эталонами для меня являются работы Альфреда Хичкока, Дэвида Финчера: они подают свою мысль так, что зритель сидит, вцепившись в кресло, теряет себя, полностью погружаясь в созданную ими атмосферу. Это и есть работа режиссера, и к этому я хочу стремиться.

 

Фото на память со сценаристом "Секретных материалов" Полом Брауном 

 

– А может ли фильм, снятый в Омске, стать коммерчески успешным? Будет ли таким ваш фильм?

 

– «Любовь и зомби» задуман как короткометражка – не больше двадцати минут. Обычно такой формат – это не про заработок. Конечно, при идеальном раскладе его включат в альманах: сборники короткометражек демонстрируются в кинотеатрах, создатели получают за это определенный процент. Но все же зарабатывает в первую очередь полный метр. Если же говорить об омском кинорынке, конечно, хотелось бы его развивать. В столице снимать кино затратнее: там больше гонорары, дороже жилье, продукты, выше уровень жизни. Почему бы не снимать в Омске? Это дешевле. Правда, недостает полноценных образовательных программ в области режиссуры, актерского мастерства, но, на мой взгляд, необязательно пять лет учиться, чтобы работать в этой сфере. Все постигается с опытом, причем для развития омского кинорынка это нужно делать совместными усилиями – актеров, режиссеров, операторов, гримеров и др. Кино снимается в команде, съемочный процесс состоит из множества деталей, и любая мелочь способна свести на нет общие усилия. Но самое главное в Омске уже есть: у нас много талантливых людей.

 

 

Фотографии предоставлены героем публикации