Пианист Даниил Крамер рассказал о том, какое впечатление на него произвел жаркий Омск после дождливой Москвы, о гениальности и ширпотребе, онлайн-играх и культуре, которая кормит города. 

 

«В Омске я откровенно кайфую»

 

- Мне хочется верить, что за эти годы, организовывая концерты, я задал омичам определенную планку. И мне бы очень хотелось, чтобы эта планка держалась. Я с удовольствием играл у вас на open air’е, я первый раз побывал летом в Омске. Когда я приезжаю, здесь или ранняя весна, или зима. Не видел еще теплый, жаркий Омск. Особенно силен контраст после холодной дождливой Москвы, там какой-то болотный поток - как говорится, «деревню Гадюкино смыло». Поэтому я просто откровенно кайфую в летнем Омске. С наслаждением отыграл для омской публики, они с наслаждением слушали, принимали каждую песню - что еще нужно музыканту?

 

«Не путайте меня с доном Корлеоне»

 

- Я могу сказать, что уже ко мне донеслись вести: не только поколение выросло на концертах джазовых. Мне написали, что на этих концертах кто-то встретился, потом поженился, уже дети родились. Я уже своеобразный в Омске крестный папа. Не путать с Корлеоне, пожалуйста, я не из этой серии.

 

«Какой у меня ник в игре? Не скажу!»

 

- У меня два хобби. Первое мое хобби - это история древнего мира и доисторического мира. Второе мое хобби - я компьютерный игрок. Онлайн игры. Какие? Не скажу. И ника своего не скажу.

 

Когда у меня есть немного свободного времени, я смотрю исторические фильмы, читаю исторические романы. Занимаюсь палеонтологией - как любитель, без походов, без экспедиций, только книги. Это то, чем я очень увлекаюсь. Или я сажусь за компьютер и играю в RPG (role-playing game - ролевая игра).

 

 

Как маленький городок Элтону Джону самолет оплатил

 

- Идеи организации джазовых фестивалей есть, но весь вопрос, к сожалению, в деньгах. В России сложилась ненормальная ситуация, когда искусство должно ходить с протянутой рукой и выпрашивать деньги у государства. В тех странах, которые мы с вами называем цивилизованными, такого положения дел не существует. Я для себя познал ситуацию, когда начал постоянно приезжать во Францию на джазовые фестивали.

 

Представьте себе, городок во Франции, где живет 60 тысяч человек. На фестиваль, который проходит у них, приезжают Элтон Джон, Патрисия Каас. Чтобы пригласить Элтона Джона, нужна пара миллионов евро. Личный самолет, накладные расходы, аппаратура, отдельная гостиница определенного уровня, снятая только для него… «Хочешь - бери, хочешь - не бери» - человек поставил свои условия, и люди, которые его берут, вынуждении платить. Это стоит очень дорого. Я не выдержал и, подружившись с генменеджером фестиваля, спросил: как?

 

 

«Вот вам миллион евро, только сделайте нам фестивальчик»

 

- Он сказал, что все просто: «город нас просит». Налоговая система цивилизованного государства оставляет городу определенный процент от всего, что происходит в городе. Покупая чашку кофе, с каждого евро вы оставляете в городе 18 центов. Во время фестиваля город посещает полмиллиона человек, они едят, заселяются в гостиницы, покупают мороженое, сувениры. В среднем получается: фестиваль уходит в 3,5 миллиона евро убытка, а город получает около 25 миллионов евро прибыли!

 

Город идет к культуре с молитвенно сложенными руками и говорит: пожалуйста, сделай еще фестивальчик! Вот тебе еще миллион евро на год работы для твоей организации, но сделай еще фестиваль. Так кто кого накормил? И культура разве ходит вот так с протянутой ручкой? Нет. Наоборот.

 

Я изучал вопросы о том, как культура кормит бюджеты целых государств. Нефть не всегда способна соперничать с доходами от культуры. Культура может накормить государство лучше, но только нужно дать ей эту возможность вместо того, чтобы заниматься бюджетным финансированием культуры.

 

 

«Чего мы не видели в этом Париже?»

 

- На какие джазовые события обратить внимание? На те, что у вас проходят. В Омске, где же еще! Если хотите, летите в Москву. Не все могут себе позволить ради удовольствия слетать в Москву на концерт. Хотя для того же француза слетать за 500 км от Парижа, просто отдохнуть и побывать на концертах вместе с детьми – это не просто «нет проблем». Без этого они не хотят, мол, «в Париже все знаем».

 

«Бизе чуть не повесился от горя»

 

- Опера «Кармен» была освистана на первом представлении в Париже. Сейчас мы себе не можем этого представить, а тогда Жорж Бизе чуть не повесился от горя. Чем серьезная культура отличается от попсы? Попса идет по беспроигрышному варианту: берет от серьезных жанров все самое эффектное, делает из этого выжимку, как гамбургер, и дает вам - кушайте, пожалуйста. А культура занимается экспериментами. И этим экспериментам надо помогать. Культура способна накормить любой город и государство. Но только пока не в России. Увы.

 

 

«Классическая музыка повышает IQ у детей»

 

- Видел на фестивале много детей, они танцевали. Как опытный педагог настоятельно советую, чтобы дети с рождения слушали хорошую классику и хороший джаз. Это повышает IQ у детей. Очень сильно меняет характер.

 

Все дети гениальны, абсолютно все, просто беда в том, что родители не всегда могут выяснить, в чем именно гениален ребенок. Говорят, он такой серый, он не способный. Нет. Он гений. Мы все гении. Только мы не все выяснили, в чем именно мы гении. Если человеку повезло и мама с папой сумели «попасть» поближе, выясняя его наклонности, тогда и начинается гений.

 

Может, кто-то из нас гений-дворник - я не шучу - только он этого не знает. Не пробовал встать рано утром, сделать улицу чистой и получить от этого наслаждение. Просто не попробовал. Он не попробовал вкрутить гайку. Может, он так вкрутит, что эта гайка простоит сто лет, и ничего с ней не сделается.

 

 

«С ужасом смотрю на ЕГЭ»

 

- Нужно ли популяризировать джаз? Популяризировать можно все, что хотите. Только не надо ничего делать насильно. У каждого человека своя природная склонность. Мы с вами стоим на четырех китах. Из них три поддаются формированию, один нет, и это природная предрасположенность, с ней ничего нельзя сделать.

 

Только благодаря ей человек может сопротивляться агрессивной среде. В некоторых случаях, когда в семье пьяница, ребенок ненавидит алкоголь. Чаще, конечно, по-другому. Когда в семье мошенник, ребенок категорически не хочет врать. Реакция отторжения, природная склонность.

 

А остальные «киты» – это образование, культура и их гармоническое, правильное сочетание. Если эти три кита хорошо сформированы, тогда возникает сильный народ, сильная экономка, сильная нация. Такие нации выживают. Нации с плохими и неправильными сочетаниями уходят из истории, они проигрывают в военном, экономическом отношении. Они, может, и выживут, но жить хорошо не будут.

 

Именно поэтому я с таким ужасом смотрю на ЕГЭ, на реформу образования, на Первый канал. Поймите меня правильно. Я совсем не против того, что мы зовем ширпотребом в культуре, образовании, искусстве. Но есть одна штука, без которой мы не должны жить, и это мера. Наша жизнь и наша культура, наша экономика, общество, наука устроены пирамидально. Внизу – ширпотреб, фундамент, на котором стоит пирамида. Середина – то, в чем варятся основные идеи. И есть вершина, которая ведет нас вперед. Не большинство ведет нас вперед, а меньшинство умнейших людей. Можете называть меня противником демократии. Когда меняется мера и ширпотреб становится слишком большим, начинают опускаться вершины пирамиды. За сим все.